Василий Кривец переведён в “Черный дельфин”

Военнопленный Василий Кривец шабесгойствующим "правительством" РФ помещен в "Чёрный Дельфин" - самую страшную тюрьму для пожизненников под Оренбургом.

Мы обращаемся ко всем Русским людям в ком не погасла совесть оказать посильную поддержку Русскому Богатырю Василию.

Тюремное начальство должно хорошо понимать, что задавить можно наркомана или дегенерата убийцу. Русский же Богатырь и через 10 лет в неволе останется грозным для Врага!

Источник: Белый Герой

Комментарии

Не обращайте внимания на комменты шавок и начинающих цпэшников, тут регулярно появляются комменты, порочащие героев.

 Знаю я этого Васю,очень умный эрудированый малый,только вот никакой он не националист!!вернее,националист,только не русский а украинский и русских так же не любит как и евреев и таджиков,так что вы следующие)

Рано ли поздно все мы столкнёмся с жестокой реальностью, уже скоро она выйдет из под ширмы толерантности!

В Президиум Верховного Суда Российской Федерации адвоката Кашапова Азата Шамильевича (453360, Республика Баш- кортостан, Куюргазинский район, с.Ермолаево, улица Калинина, д.8 кв.4) 89613678824; 89273367609 (номера для СМС сообщений) в интересах Юмагузина Марата Рауфовича (461500,Россия, Оренбургская область, г.Соль-Илецк, ИК-6) Н А Д З О Р Н А Я Ж А Л О Б А . на судебные решения по уголовному делу 09 июня 2000 года приговором Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан ЮМАГУЗИН МАРАТ РАУФОВИЧ был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а,в,д,з» ч.2 ст.105, п. «в» ч.3 ст.162, п.п. «б,в» ч.3 ст.229 УК РФ и ему по совокупности преступлений на основании ст.69 УК РФ окончательно было определено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества. Этим же приговором суда был осужден ЗЫКОВ АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2000 года приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 09 июня 2000 года в отношении ЮМАГУЗИНА МАРАТА РАУФОВИЧА и ЗЫКОВА АНДРЕЯ ИВАНОВИЧА был отменен и дело было направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. 23 апреля 2001 года приговором Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан ЮМАГУЗИН МАРАТ РАУФОВИЧ был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч.2 п.п. «а,в,д,з», 162 ч.3 п. «в» УК РФ и ему на основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно было назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима с конфи-скацией имущества. Этим же приговором суда был осужден ЗЫКОВ АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 2001 года обвинительный приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 23 апреля 2001 года в отношении ЮМАГУЗИНА МАРАТА РАУФОВИЧА и ЗЫКОВА АНДРЕЯ ИВАНОВИЧА был отменен и дело было направлено на новое расследование. 22 апреля 2003 года приговором Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан ЮМАГУЗИН МАРАТ РАУФОВИЧ был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.105 ч.2 п.п. «а,в,д,з», 162 ч.3 п.3 УК РФ и ему было окончательно назначено наказание по совокупности преступлений на основании ст.69 ч.3 УК РФ пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества. Этим же приговором суда был осужден ЗЫКОВ АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 октября 2003 года приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 22 апреля 2003 года ЮМАГУЗИНА МАРАТА РАУФОВИЧА и ЗЫКОВА АНДРЕЯ ИВАНОВИЧА оставлен без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвоката – без удовлетворения. Постановлением судьи Соль-Илецкого районного суда Оренбургской области от 21 сентября 2004 года было исключено из приговора Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан от 22 апреля 2003 года в отношении ЮМАГУЗИНА МАРАТА РАУФОВИЧА дополнительную меру наказания конфискацию имущества. Приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 22 апреля 2003 года, кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан от 21 октября 2003 года и постановление судьи Соль-Илецкого районного суда Оренбургской области от 21 сентября 2004 года являются незаконными по следующим основаниям: 1. Нарушение ст. 352 УПК РСФСР «Обязательность указания кассационной инстанции». Согласно ч.1 ст.352 УПК РСФСР (УПК РСФСР утратил силу с 01 июля 2002 года ФЗ от 18 декабря 2001 года № 177 – ФЗ) «Указания суда, рассматривающего дело в кассационном порядке, обязательны при дополнительном расследовании и ….». Данная норма закона при дополнительном расследовании была нарушена. -не была допрошена в ходе дополнительного расследования свидетель Семёнова, которая могла бы либо опровергнуть или подтвердить показания Зыкова, хотя её местонахождение было установлено органом следствия: «Семёнова Е.А. осуждена Салаватским горсудом РБ по ст.228 ч.4 УК РФ и 22.11.01 г. направлена для отбывания наказания в Ю-34/2 в г.Алатар (правильно – Алатырь) Республика Чувашия» (л.д.106 т.9) и при этом следствие делает вывод, что: «Показания Семёновой Е.А. не играют какой-либо особой роли в установлении истины по настоящему уголовному делу,…….», хотя согласно ч.1 ст.20 УПК РСФСР следователь обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. -органами следствия с достаточной полнотой не проверили другие версии убийства и возможную причастность к этому преступлению других лиц, хотя для этого были основания (из кассационного определения от 31 октября 2001 года ). Так, свидетель Магадеев показал, что накануне убийства к Помеловой приезжал на ВАЗ-2109 белого цвета мужчина, который вышел от неё с угрозами расправиться с ней (л.д.148 т.1) Из показаний на предварительном следствии свидетеля Чуркиной Е.В. видно, что в день убийства к подъезду Помеловой С. подъехала автомашина ВАЗ-2109 белого цвета….. Чуркина подробно рассказала о приметах этих людей, приблизительный номер машины и точно указала регион «86» (л.д.221-228). Между тем органы следствия с достаточной полнотой не проверили показания этих свидетелей, не приняли мер к розыску автомашины, а они существенно меняют обстоятельства совершенных убийств…..(из кассационного определения от 31 октября 2001 года). Органы следствия в ходе предварительного расследования никаких мер не приняли к розыску автомашины ВАЗ-2109 белого цвета, не установили тех лиц, которые находились 25 февраля 1999 года в данной автомашине, хотя …..Чуркина подробно рассказа о приметах этих лиц, приблизительный номер машины и точно указала регион «86». Органы следствия не проверили показания свидетеля Магадеева (л.д.148 т.1), а лишь указали: «Необходимо отметить, что Магадеев указывает время 16 часов, в которое он якобы видел автомашину, что не соответствует действительности , так как в это время Помелова находилась у Кривоносовой дома, что подтверждается её показаниями», хотя свидетель Кривоносова показала во сколько пришла к ней Помелова, но и во сколько она ушла не показала, но пояснив, что: «…Помелова по характеру была вспыльчивая и с наркоманами особенно не церемонилась. В долг наркотики не давала, могла нагрубить, обматерить, это для неё было обычным делом, В случае с Магадеевым, если он не путает так и было…..», то фактически свидетель подтвердила показания свидетеля Магадеева. Для устранения противоречий показаний свидетелей Магадеева и Кривоносова очная ставка не была проведена, хотя эти существенные противоречия , которые относятся к виновности либо невиновности осужденного (обвиняемого) ЮМАГУЗИНА МАРАТА РАУФОВИЧА и другим элементам предмета доказывания. Аналогичным образом не проверены с достаточной полнотой показания свидетеля Чуркиной Е.В., а лишь указали в обвинительном заключение: « В своих показаниях Чуркина Е. добросовестно заблуждается и показания её относятся к другому периоду времени, так как бесспорно установлено, что собака Помеловых в это время отсутствовала в квартире, так как её забрали Кривоносова, Томаров и Якушенкова, которые в своих показаниях подробно об этом говорят и у Помелова Дениса не было возможности и необходимости с ней гулять» (л.д.33 обвинительного заключения). Для устранения существенных противоречий показаний свидетелей Кривоносовой (потребитель наркотиков по делу), Томаровым (также потребитель наркотиков), Якушенковой (также потребитель наркотиков) и Чуркиной Е. следствием не были проведены очные ставки. Хотя свидетель Галеева В.А. показала: «….ночью 25 февраля1999 года она просыпалась от лая собаки Помеловых, около 3 ночи выглядывала на улицу и видела, что собака Помеловых гуляет на улице….» (л.д.135-136 т.1). Свидетель Галеева В.А. являлась в 1999 году соседкой Помеловых по дому 33 на улице Калинина г. Салавата (кв.8 и кв.4, соответственно) и её показаниям следствие не дала никакой оценки, а показания свидетелей (потребителей наркотических средств), которые неоднократно были допрошены в ходе следствия и которые постоянно меняли свои показания при новом допросе, положили в основу обвинения. Органы следствия не выясняли такие обстоятельства : а) собаку Помеловых привязывали ли, чтобы она не убежала домой; б) отпускали ли её на улицу гулять; в) во сколько она убежала домой либо кто её привёл обратно ? Свидетель Галеева В.А., показания которой имеют существенное значение для дела, даже не включена в список лиц подлежащих вызову в судебное заседание (л.д.л.д.46-48 обвинительного заключения), что доказывает односторонность и необъективность следствия. - не были устранены существенные противоречия и сомнения по поводу цвета джинсов ЮМАГУЗИНА МАРАТА РАУФОВИЧА: То ли черные, то ли темно-синие или синие ? Страдают ли лица, которые в своих показаниях указывают цвет джинсов, недостатками зрения, в частности дальтонизмом или «куриной слепотой» ? По материалам дела эти 3 (три) цвета фигурируют. - органами предварительного следствия не было установлено количество похищенного золотых изделий, хотя на трупах при осмотре обнаружены золотые изделия и не были приняты меры к установлению местонахождения этих вещественных доказательств и их выемке, а также приобщению к делу в качестве вещественных доказательств. -не были приняты меры к отысканию орудия преступления – ножа, который якобы с перчатками выкинули в мусорный ящик возле дома, где произошло преступление. 2. Нарушение ч.2 ст.80 УПК РСФСР, то есть своё несогласие с заключением, которое не является для следователя обязательным, должно быть мотивировано. Следователь по ОВД отдела РУУБ прокуратуры Республики Башкортостан Гурьев В. М. не будучи экспертом в области трасологии либо криминалистики, по-своему «мотивировал» несогласие с выводами эксперта Самоделкина: «Учитывая противоречивые выводы экспертиз, показания и комментарии эксперта Самоделкина , эти выводы не положены в основу доказательств и обвинения. Но визуально хорошо видно сходство отпечатков обуви на изъятых с места происшествия двух следов обуви обнаруженных на лоскуте материи и на фольге, с отпечатками обуви Юмагузина М.Р. В заключении эксперта установлены различия по размерам и форме отдельных деталей, но экспертом не учтено, что с момента совершения преступления Юмагузиным М.Р. и до его задержания прошло много времени и подошва обуви за это время могла претерпеть изменения в виду соприкосновения с внешними факторами – асфальтом, камнями и т.п.» (л.д.9 обвинительного заключения). Также кровь свертываясь на лоскуте материи и на фольге исказить размеры и формы деталей обуви на которые указывает эксперт». Гениальные умозаключения: 25 февраля 1999 года было совершенно преступление, 02 марта 1999 года был задержан Юмагузин М.Р.. Прошло много времени – 4 (четыре) дня !!! Асфальт, камни и т.п. – в зимнее время, когда везде лежит снег !!! Согласно ст.81 УПК РСФСР (на момент дополнительного следствия) в случае недостаточной неясности или полноты заключения, а также необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности может быть назначена ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ или ПОВТОРНАЯ экспертиза. Заключение эксперта № 608 – 03 от 11.05.1999 года (л.д.164 т.2) и заключение криминалистической экспертизы № 2049 от 23.03.1999 года (л.д.149 т.2) доказывают тот факт, что Юмагузин М.Р. не был в квартире Помеловой, хотя по версии следствия он передвигался по всем комнатам этой квартиры. На обуви Юмагузина М.Р. и Зыкова А.И. не обнаружены ни одной капли крови потерпевших, но следствие в нарушение ст.20 УПК РСФСР объективно не исследовало это оправдывающее обстоятельство. -органы предварительного следствия не приняло во внимание такое существенное обстоятельство – почему на одежде Юмагузина М.Р. не обнаружены следы крови потерпевшей Джамаловой Л.Х., которую по версии следствия Юмагузин М.Р.вынес на руках из спальной комнаты, где вначале убил, в зал, где и бросил, а ведь у Джамаловой Л.Х. было 7 (семь) колото-резанных ран, опасных для жизни и её смерть наступила от острой массивной кровопотери в результате колото-резанных ран (л.д.92-108 т.2) -органы предварительного следствия не приняло во внимание, что «Проведенной судебно-медицинской экспертизой вещественных доказательств, изъятых при осмотре места происшествия установлено, что в спальной комнате и в кладовой обнаружены следы крови, происхождение которой не исключается от потерпевшей Джамаловой» (л.д.305-317 т.2), что противоречит показаниям Зыкова, что Юмагузин убил Джамалову в спальной комнате, а потом вынес уже вынес её труп в зал, а не наоборот, что «Эти данные биологического исследования подтверждают показания Зыкова…», как указано в обвинительном заключении (см. обвинительное заключение л.д.12). Так где убита Джамалова ? В спальной комнате или в кладовой ? Довод Зыкова А.И. о том, что он делал внутривенную наркотическую инъекцию Помеловой ничем не опровергнут. Вывод следствия на показаниях свидетелей, которые все являются потребителями наркотических средств, носят предположительный характер. Все эти свидетели 24 часа в сутки не находились рядом с Помеловой или Зыковым, чтобы в категоричной форме утверждать о том, что Зыков не мог сделать инъекцию по просьбе Помеловой ей, в обмен за дозу «наркоты», которую неоднократно брал у неё и на этих отношениях : «поставщик» и «потребитель» сложились доверительные отношения. Довод Зыкова о том ,что найденное наркотическое средство им было куплено у Помеловой, у которой он на протяжение некоторого времени её покупал, ничем не опровергнут, а наоборот, подтверждается заключением химической экспертизы № 82-2437 от 31 мая 1999 года (л.д.167-171 т.4). Заключение судебно-медицинской (биологической) экспертизы вещественных доказательств , проведенный на генном уровне № 2036 от 31 марта 1999 года не доказывает виновность Юмагузина М.Р. и выводы самой этой экспертизы носит вероятностный характер: «Вероятность случайного совпадения выявленных генетических признаков составляет в среднем 1 женщина из 41-ой женщины, которые могут иметь данный генотип» (л.д.358-361 т.2). То есть каждая 41-я женщина из всех живущих на Земле имеет одинаковые признаки генотипа, в том числе и Помелова имела, но это не доказывает, что именно эта её кровь была обнаружена на джинсах Юмагузина М.Р., может быть другой 41-ой по счёту женщины кровь. -органами следствия не была назначена обязательная психиатрическая экспертиза в отношении ряда свидетелей, употребляющие наркотические средства, в частности Посадскому Б.В., у которого : «…..бывают визуальные галлюцинации» и «…..ему это все привиделось в состоянии наркотического опьянения» (л.д.184 т.5), (л.д.22-23 т.6). Согласно ст.79 УПК РСФСР проведение экспертизы обязательно для определения психического состояния свидетеля, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. Данная норма уголовно-процессуального закона была нарушена. В определение кассационной инстанции от 31 октября 2001 года были даны обязательные указания при дополнительном расследовании, а именно: «…тщательно проверить также другие доводы, подробно изложенные в кассационных жалобах, в том числе и утверждения о том, что многие свидетели, чьи показания положены в основу обвинения , меняли показания после незаконного задержания их органами следствия». Эти указания кассационной инстанции не были исполнены, то есть не приведены доводы почему ряд свидетелей свои показания меняли после того, как их закрывали в ИВС (изолятор временного содержания), где они фактически находились в зависимом положении от органов следствия и оперативных работников. 3. Нарушение ч.3 ст.69, ст.135, ч.ч.1,2 ст.141, ст.170, ч.3 ст.171 УПК РСФСР (на момент расследования данного уголовного дела). Согласно ч.3 ст.69 УПК РСФСР доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказыванию обстоятельств, перечисленных в ст.68 УПК РСФСР. Согласно ч.2 ст.135 УПК РСФСР в качестве понятых могут быть вызваны любые не заинтересованные в деле лица. Согласно ч.1 ст.141 УПК РСФСР протокол о производстве следственного действия составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания следователем. Согласно ч.3 ст.171 УПК РСФСР все изымаемые предметы и документы предъявляются понятым и другим присутствующим лицам и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте выемки или обыска. Из материала уголовного дела усматривается: а) Протокол выемки брюк у Зыкова А.И. (л.д.295 т.2) был составлен в г.Салавате 15 марта 1999 года в присутствии понятых: Бабиной Л.С. (г.Салават, ул.Гафури,10-9) и Закировой Р.Р. (г.Салават,ул.Ленинградская,45-140), но не слова про то, как эти брюки были упакованы, которые позже поступили на экспертизу в упакованном виде; б) Аналогично и с протоколом выемки брюк у Юмагузина М.Р. (л.д.293 т.2), который был составлен 03 марта 1999 года в г.Салавате, а изымали эти брюки в г.Стерлитамаке и записали понятыми административных задержанных, которые 16 марта 1999 года (день выемки) отбывали административный арест в ИВС г.Стерлитамака и являются жителями этого города. И также не слова про упаковку этих вещей, хотя на экспертизу они уже поступили в упакованном виде. Следователь Абдуллин, будучи допрошенный в ходе судебного заседания показал: «Поскольку мать Юмагузина не приносила брюки, я не мог сразу же изъять у Юмагузина брюки, а потом его этапировали в г.Стерлитамак. Само изъятие я произвел в г.Стерлитамаке, а постановление оформлено в г.Салавате», то есть сам фактически подтвердил нарушение порядка выемки и составления протокола этого следственного действия (стр.17 ПЗС от 28 марта 2003 года). Понятой Дашков В. в суде показал, что лишь расписался в данном протоколе. Налицо фальсификация доказательства !!! Выемку брюк производят 16 марта 1999 года в г.Стерлитамаке, а оформляют протокол в г.Салавате 03 марта 1999 года !!! 4. Нарушение ч.2 ст.77 УПК РСФСР, то есть в основу обвинения были положены признательные показания Зыкова А.И., который неоднократно их менял и которые не подтверждаются совокупностью всех доказательств имеющихся по делу. -в своих показаниях Зыков показывает, что общее связывало его с Юмагузиным и почему он оказался с ним 25 февраля 1999 года. Зыков показал, что оказывал Юмагузину услуги в виде перевоза его с мая по июль 1997 года, за что Юмагузин рассчитывался с ним наркотиками. В последствие Юмагузин предъявил ему счёт и он согласился таким образом отработать свой долг (400 рублей). Выполняя ст.201 УПК РСФСР Юмагузин заявил ходатайство, в котором указал, в период времени с мая по август 1997 года находился в г.Москве, что могут подтвердить ряд свидетелей и наличие временной регистрации в г.Москве за этот период времени и этот факт его нахождения в г.Москве надо проверить для опровержения либо подтверждения показаний Зыкова, но следователь Абдуллин отказал в удовлетворении данного ходатайства мотивируя тем, что в паспорте отсутствует печать временной регистрации в г.Москве, хотя о временной регистрации отметку в паспорте не делают, лишь дают вкладыш о месте временного пребывания. Запрос в паспортный стол либо отдел регистрации следователь не делал, чем нарушил ст.20 УПК РСФСР. На всем протяжении предварительного расследования, на всех судебных заседаниях показывал и во всех своих кассационных жалобах Юмагузин указывал, что находился в г.Москве и проживал по адресу: г.Москва, Волгоградский проспект и печать в паспорте о временной прописке не ставится, а ему был выдан специальный бланк с его фотографией и паспортными данными. Временная регистрация была оформлена на 3 (три) месяца. Этот довод Юмагузина ничем не опровергнут и показания Зыкова о якобы его «долге» перед Юмагузиным материалами дела не подтверждены. Свидетель Гнездилов, сосед и близкий друг Зыкова (неоднократно совместно употребляли наркотические средства с ним), показал, что ничего не знает про долг Зыкова (л.д.73 т.9) и в ходе судебного заседания ничего не знал о том, что Зыков возил Юмагузина на протяжении нескольких месяцев. Супруга Зыкова также показала, что ничего не знала про долг и то, что её супруг якобы возил на автомашине Юмагузина. Показания Зыкова на предварительном следствии и выводы суда в приговоре суда (стр.6 приговора) в том, что у Зыкова перед Юмагузиным образовался долг, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Зыков и сам неоднократно показывал, что оговорил Юмагузина. -в своих показаниях, положенные в основу обвинения (л.д.134-145 т.3), Зыков показывал место наблюдения за квартирой Помеловой с 06 часов 00 минут по 08 часов 30 минут в подъезде соседнего пятиэтажного дома. Из этих показаниях Зыкова усматривается, что: « Мы стояли на площадке между 1-ым и 2-ым этажами пятиэтажного соседнего дом и наблюдали в окно за квартирой Помеловой. За это время мимо нас никто из жителей этого подъезда не проходил и никто не видел нас там». Были опрошены жильцы этого подъезда , которые показали, что никого в этот период времени не видели, хотя 25 февраля 1999 года был рабочим днём. Зыков показывает, что только ждали более 2,5 часов в подъезде, а о чём разговаривали с Юмагузиным за всё это время не показывает. Этот факт (нахождение в подъезде) ничем не подтвержден, кроме противоречивых показаний Зыкова, о чём было указано в определении Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 2001 года. -29 марта 1999 года в 2 (два) часа ночи в ИВС ОВД г.Салавата начальник ОУР Чернов берёт заявление от Зыкова на имя прокурора, в котором он излагает, что видел как Юмагузин нанёс удары ножом Помеловой Майе, выскочившей из спальни в зал, а затем ударил ножом Джамалову Лилю, так же выскочившею из спальни в зал. Зыков показал про убийство двух девочек и что это он видел сам. После чего Зыков из коридора сразу прошёл в зал и на кухню вообще не заходил, находясь в квартире Помеловой. В показаниях от 31 марта 1999 года Зыков уже указал, что Юмагузин вынес на руках Джамалову Лилю из спальни, а как была убита Помелова Майя он вообще не видел, так как после коридора сразу прошёл на кухню (л.д.134-145). Зыков более-менее правильно показывает только расположение трупов, так как это он знал со слов Евтюхова, который выносил эти трупы из квартиры. О том, что показания Зыкова корректировали оперативные работники, путём нанесения ударов и психологического принуждения, свидетельствует заключение СМЭ № 195 (л.д.133 т.2), которое было назначено 22 марта 1999 года (л.д.130 т.2), в то время когда Зыков находился в местах изоляции с 13 марта 1999 года (постановление об избрании меры пресечения – заключение под стражу). Из данного заключения СМЭ усматривается: «…обнаружены телесные повреждения в виде множественных ссадин на передней и задней поверхностях надплечий от тупого твёрдого предмета и как вред здоровью не расценивается, причинены за 5-8 дней до экспертизы», то есть полученные в местах изоляции по срокам, но суд в приговоре отверг это доказательство, мотивируя тем, что оперуполномоченный Чернов недозволенных методов не применял. Чернов не применял, а другие сотрудники ??? Откуда тогда у Зыкова появилось столько телесных повреждений, когда он находился в местах изоляции ??? Суд 1-ой инстанции этот существенное обстоятельство не приняло во внимание и ничем не отвергло !!! Из приговора суда: «При таких обстоятельствах дальнейший допрос сотрудников милиции (якобы избивавших Зыкова), которых не знает и сам подсудимый, является невозможным». Возникшие сомнения ничем не устранены !!! Вывод суда о том, что его поцарапали девушки ничем не подтвержден и опровергается заключением СМЭ № 195 по сроку давности нанесения телесных повреждений. По заключению судебно-биологической экспертизы № 334 (л.д.306-317 т.2): «…на простыне № 1 (об.3-4), изъятая с дивана в зале обнаружена кровь, которая принадлежит Помелову Денису. На простыне № 2, изъятая с кровати в спальной обнаружена кровь в виде брызг, принадлежащая Помелову Денису….», что противоречит показаниям Зыкова о нападении и совершении убийства Помелова Дениса в коридоре у входной двери, где был и обнаружен его труп. Выводы суда 1-ой инстанции о том, что нападение и убийство Помелова Дениса было совершено у входной двери коридора не соответствует фактическим обстоятельствам дела, так как его кровь была обнаружена в спальне и в зале квартиры. Суд 1-ой инстанции в приговоре указав, что по обстоятельствам дела, что смерть Помелова Дениса наступила в том месте, где его обнаружили (л.д.23 приговора), на основе выводов предварительного следствия: «Исходя из данного заключения необходимо сделать вывод о том, что Помелов Д.О. после получения ножевых ранений не передвигался по квартире, а упал в том месте где ему были нанесены телесные повреждения, что подтверждает показания Зыкова о том, что после нанесения ножевых ранений Юмагузиным Помелову, последний упал возле трупа матери и двигаться не мог» (л.д.10 обвинительного заключения). А по поводу образования крови Помеловых Светланы и Дениса не в месте их обнаружения, то суд 1-ой инстанции сделал вывод, носящий предположительный характер: «…..то они могли образоваться в любое время, в различных ситуациях до совершения преступления, так как они в данной квартиру проживали постоянно». То есть они (потерпевшие) ранее до их убийства спали на кроватях, забрызганные кровью и на простынях, испачканные кровью. !!! Вывод суда, лишенный всякой логики…….. В своих показаниях Зыков показал: «Юмагузин сразу ударил несколько раз в районе груди Свете, Света от этого вскрикнула» (л.д.134-145). При осмотре трупа Помеловой С. эксперт зафиксировал (л.д.11 т.1): «На веках левого глаза кровоподтек мутно-багрового цвета, веки припухшие, на передней поверхности шеи справа и на левой поверхности кровоподтеки мутно-багрового цвета». Суд 1-ой инстанции дал оценку наличие кровоподтёка под глазом у Помеловой С. и сделал вывод, что именно Юмагузин нанёс этот кровоподтёк и Зыков мог не видеть, поскольку стоял за спиной (приговор суда л.д.22). Противоречивый вывод суда, а именно: Зыков якобы видел куда бил Юмагузин (район груди), а то, что в область глаза ударил не видел, так как стоял за спиной. Суд 1-ой инстанции не дал оценку наличие кровоподтёков (справа и слева) на шее у Помеловой Светы и вообще в приговоре не отразил об этих фактических данных. Данные телесные повреждения и их характер доказывает, что Помелову пытались задушить, хватая руками за шею, о чём не показывает Зыков, что ещё раз доказывает противоречивость его показаний, но суд 1-ой инстанции не дал оценку этим существенным обстоятельствам. При обнаружении трупов и их описании, в частности у Помеловой Светы была расстёгнута кофта, халат, топик и на одной ноге у неё отсутствовал носок (протокол осмотра места происшествия), а также 3 (три) колото-резаные раны со спины (л.д.1-18 т.2). Выводы суда 1-ой инстанции о том, что нападение и убийство Помеловой Светы происходило в коридоре у входной двери, не соответствует материалам дела. Данные факты (расстёгнутая кофта и т.д.) говорят о борьбе Помеловой С. с убийцей (убийцами), о чём не показывал Зыков и поэтому, возможно спасаясь бегством, Помелова С. была настигнута в коридоре, о чём свидетельствует внешний вид, телесные повреждения на лице и шеи, а также ножевые ранения в спину и её кровь в спальне, где в первый раз ударили её ножом и откуда она побежала на выход из квартиры, возможно за помощью соседей. Эта версия органом предварительного расследования не была проверена и судом 1-ой инстанции не оценена, а также ничем не опровергнута, что повлекло за собой нарушение ст.20 УПК РСФСР. При осмотре места пришествия (л.д.7 т.1) в зале квартиры обнаружен пододеяльник с одеялом с повреждениями от типа ножа размерами около 5 см., в области повреждения буроватые капли похожие на кровь в виде пропитывания (л.д.10 т.4). По показаниям свидетеля Кривоносовой и др. в зале спала Помелова Екатерина. В зале также обнаружена кровь Помелова Дениса. На двери в спальню брызги и кровоподтёки крови (т.2 фото № 39), которые свидетельствуют о месте убийства кого-либо из потерпевших у входной двери в спальню. Данные фактические данные не нашли своего отражения в материалах дела и в приговоре суда им не дана надлежащая оценка, хотя они имеют существенное значение и установлению истины по делу. Не нашли своего отражения в экспертизах вещественных доказательств вещи и предметы, пропитанные и забрызганные кровью, описанные и изъятые при осмотре места происшествия. В своих показаниях Зыков показал где были совершены нападения и убийства, исходя из тех мест где были обнаружены трупы, но изъятые исследованные вещественные доказательства противоречат показаниям Зыкова и выводам суда. Выводы суда о том, что следы крови (в виде брызг и пятен) Помеловой Светы и Дениса в зале и спальни, образовались ранее до убийства, противоречат фактическим обстоятельствам дела и носят предположительный характер (дословно: «….то они могли образоваться в любое время, так как они в данной квартире проживали постоянно»). В своих показаниях Зыков указывает, что обнаружил золотые изделия в квартире Помеловой и передал их Юмагузину, а так же получил от Юмагузина приказ сорвать золотые изделия с потерпевших, но не стал этого делать, что противоречит материалам дела, в том, что за несколько дней почти всё золото Помелова Света унесла своей матери, живущая в соседнем доме. О пропаже золотых изделий никто из свидетелей и близких лиц не показывает. Так же в протоколе осмотра места происшествия указано, что на Помеловой Светлане надета лишь 1 (одна) золотая цепочка, а по показаниям Зыкова, что на ней было одето несколько золотых цепочек. Золотые изделия не были обнаружены при обысках у Юмагузина. Выводы суда о том, что Юмагузин совершил кражу золотых изделий не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Органами предварительного следствия было установлено, что входная дверь квартиры закрыта с внутренней стороны: «…..На квартиру прошли через окно кухни, которая к моменту осмотра находилась в открытом положение и открыли нижний замок, который был закрыт и на защелку нижнего замка. Верхний замок закрыт не был. Дверь квартиры открывается во внутрь. Дверь открывается несвободно, так как мешает постеленный в прихожей на пол палас-дорожка коричневого цвета…..(л.д.7 т.1 ПОМ). Ручки двери отсутствуют, как с внутренней, так и с наружной стороны. При осмотре в коридоре квартиры была обнаружена и изъята ручка от двери квартиры № 4. Во всех своих показаниях Зыков показывал, что дверь закрывалась Юмагузиным с наружной стороны, но про сломанные дверные ручки, про закрытую дверь снаружи на замок и на защёлку нижнего замка не показывает, что доказывает противоречивость его показаний, на что не обратило внимание следствие и суд. Версию о том, что убийца (убийцы) покинул (покинули) квартиру через открытое окно на кухни (квартира расположена на 1-ом этаже), предварительно закрыв входную дверь с внутренней стороны дверей, защелкнув замок на фиксирующую защёлку, чтобы никто не смог снаружи открыть дверь, отломав предварительно ручки дверей в ходе предварительного следствия никто не перепроверял и в ходе судебного заседания не приняли во внимание эти существенные фактические данные, усматривающие из протокола осмотра места происшествия (л.д.л.д7-40 т.1) и суд 1-ой инстанции не дал оценку этому доказательству, исследованный в ходе судебного разбирательства, тем самым нарушив ст.20 УПК РСФСР (в ходе дополнительного расследования). Возникает вопрос – кто открыл в зимнее время окно на кухни и оставил его открытым на ночь ? А ведь эти существенные обстоятельства в корне противоречат показаниям Зыкова и доказываются материалами дела. Из показаний Зыкова (л.д.94 т.1) усматривается: «Марат (Юмагузин) был в тот день одет в чёрную вязанную шапочку. На нём была матерчатая куртка типа «пуховик», у которого рукава, горло, пояс и снизу куртка была застегнута. Каких-либо выделяющихся замочков и ярлычков на куртке не было. Она застёгивалась на молнию и на клёпки. Она была темно-синего цвета». В показаниях Зыкова (л.д.106 т.3) уже совсем другое про одежду Юмагузина: «Марат в тот день был одет в норковую шапку с козырьком, в кожаную куртку чёрного цвета». НАЛИЦО СУЩЕСТВЕННЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ !!! В последних показаниях Зыков меняет описание одежды. Матерчатой куртки типа «пуховик» и чёрной вязаной шапочки нет и никогда у Юмагузина не было. Тогда где искать органам следствия одежду, на которой можно обнаружить кровь, чтобы придать правдоподобность показаниям Зыкова. После чего появляются показания Зыкова с уже с другим описанием одежды, в которой задержали Юмагузина, в которой он был якобы в день совершения преступления. Вывод один: корректирование показаний Зыкова в нужное для следствия русло. 5. Нарушение ч.4 ст.14 УПК РФ, то есть в основу обвинительного приговора были положены предположения либо предположительные выводы суда 1-ой инстанции. Из приговора Верховного суда Республики Башкортостан от 22 апреля 2003 года (далее – приговор суда) усматривается: -«Согласно указанных заключений экспертиз, у потерпевших ножевые ранения обнаружены и на спине. Данные телесные повреждения тем, что в момент нанесения ударов ножом, потерпевшие двигались, поворачивались и старались защищаться» (л.д.11 приговора суда). Вывод суда носит предположительный характер и ничем не подтвержден, в частности и показаниями Зыкова. Может быть их переворачивали либо, когда они (потерпевшие) убегали от убийцы (убийц), то им удары в область спины наносили, преследуя их. Эти возникшие сомнения ничем не опровергнуты. Из приговора суда усматривается: - «При таких обстоятельствах показания Чуркиной и Магадеева не могут быть положены в основу приговора и суд считает, что они о времени встречи с Помеловым Д., о приезде автомашины, указывают ошибочно. Тем более в указанное время Чуркиной время собака Помеловой находилась у Кривоносовой, а в 16 часов 24 февраля 1999 года, указанное Магадеевым время, Помелова С. находилась у Кривоносовой, где употребляла наркотические средства и не могла находиться дома. Указанные доказательства также исключают версию о возможности совершения преступления, лицами, управляющими автомашиной с государственным номером региона № «86», в том числе и другими лицами» (л.д.14 приговора суда). Вывод суда основан на предположениях и опровергается материалами дела, в том числе и показаниями той же Кривоносовой и того же Магадеева. Показания свидетеля Кривоносовой: «24 февраля 1999 года она и Чарикова были у неё дома. Около 15 часов 30 минут пришла к ней Помелова С.Ю.. Время она помнит точно, так как через час по телевизору начался сериал, а до этого они успели наркотик и уколоться» (л.д.л.д.69-70 т.9). Пришла в 15 часов 30 минут, укололась и во сколько ушла Помелова С.Ю. о этом Кривоносова не показывает ? Тем более Кривоносова проживала не далеко от Помеловой С.Ю. и сколько минут займёт путь обратно домой не выясняли ? Органы предварительного следствия в ходе дополнительного следствия не выполнили обязательные указания определения суда кассационной инстанции от 31 октября 2001 года, а суд 1-ой инстанции в нарушении ст.6 Европейской Конвенции об основных правах и свободах человека и ч.3 ст.15 УПК РФ выступил на стороне обвинения и взял на себя функцию органа уголовного преследования. Из приговора суда усматривается: «Вывод о применении недозволенных методов следствия является характерным для подсудимых, считается одним из способов защиты и выдвинут с целью избежать уголовной ответственности за содеянное» (л.д.17 приговора суда). Этот вывод суда 1-ой инстанции доказывает нарушение ст.14 УПК РФ, то есть нарушение принципа презумпции невиновности и фактически бремя доказывания обвинения и опровержения, приводимых в защиту, суд 1-ой инстанции возложил на себя. Предположительный вывод суда о том, что со слов следователя Абдуллина якобы телесные повреждении, полученные Зыковым (….за 5-8 дней до экспертизы были причинены эти телесные повреждения….) в результате царапин девушек опровергается заключением СМЭ № 195 от 23 марта 1999 года (л.д.133 т.2), которому суд не дал никакой оценки и не отверг как доказательство со стороны защиты. Не установлены эти мифические девушки (любительницы оцарапать наркомана Зыкова) и не допрошены в качестве свидетелей для опровержения либо подтверждения доводов Зыкова. Зыков был задержан 13 марта 1999 года. Экспертиза в отношении него была проведена 23 марта 1999 года. Давность нанесения телесных повреждений - …..за 5-8 дней до проведения данной экспертизы…... Напрашивается только один вывод – Зыков содержался в ИВС (изолятор временного содержания) в камере с лицами женского пола и они его поцарапали !!! Из приговора суда усматривается: «….как считает суд, могло быть исключительно результатом запоминания им (Зыковым - уточнение автором данной жалобы) по разному отдельных деталей происходящего, как из за неожиданности и жестокости преступления, очевидцем которого он стал, так и из-за усталости (не спал ночью), употребления перед этим наркотических средств» (л.д.18 приговора суда). Данный вывод суда также носит предположительный характер и опровергается показаниями самого же Зыкова о том, что за ним зашли около 6 часов утра, когда он ещё спал дома и употреблял ли он наркотические средства в этот день он об этом вообще не показывает. Так как у суда возникли сомнения , исходя из способности запоминания Зыковым отдельные детали преступления, то согласно ч.1 ст.283 УПК РФ суд 1-ой инстанции по собственной инициативе должен был назначить судебную комплексную психолого – психиатрическую экспертизу в отношении него согласно ст.196 УПК РФ, то есть обязательную в связи с тем, что возникли сомнения в способности Зыкова правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела и давать о них показания. Аналогичное нарушение суд 1-ой инстанции допустил, указав в своём приговоре следующее: «Тем более, все указанные лица (Гнездилов, Мурзагулов – уточнение автора) в момент рассказа Евтюхова находились в состоянии наркотического опьянения и Зыков, в силу физиологического состояния, никак не мог запомнить конкретное расположение трупов лишь со слов Евтюхова» (л.д.18-19 приговора суда). Возникшие сомнения в способностях Зыкова, свидетелей Гнездилова и Мурзагулова правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и правильно давать о них показания, ничем не опровергнуты. Из приговора суда усматривается: «Несостоятельны утверждения Зыкова о том, что кровь на его брюки могла попасть при инъекции, которую он делал Помеловой. Свидетели Кривоносова, Томаров, отрицая данный факт. Показали, что Помеловой инъекцию могли делать из посторонних лишь Кривоносова, либо Христофоров. Зыкову она не могла доверять, поскольку он не был, близким к потерпевшей» (л.д.20 приговора суда). Данный вывод суда основан на предположениях и не может подтверждаться в категоричной форме показаниями свидетелей Кривоносовой и Томарова, так как они все 24 часа в сутки не находились с Помеловой рядом и не могли видеть того всего, кого могла она попросить сделать инъекцию в их отсутствии и тем более предварительным следствием было установлено, что Зыков хорошо знал Помелову Свету и членов её семьи, знал, что у неё проживает дочь Джамаловой –Лиля. Зыков часто бывал у Помеловой дома и хорошо знал расположение и внутреннюю обстановку в квартире и постоянно брал у Помеловой наркотические средства, даже в долг, что доказывает устойчивость доверительных отношениях между ними. Из приговора суда усматривается: «…..Дашков мог забыть обстоятельства изъятия брюк» (л.д.21 приговора суда). Не проверена способность этого свидетеля запоминать те или иные события, имевшие место несколько лет тому назад с ним и поэтому вывод суда носит предположительный характер, ничём не подтверждённый. Из приговора суда усматривается: «Разница в цвете брюк, о которых говорил Зыков, объясняется физиологическими особенностями в восприятии оттенков цвета, тем более преступление было совершено в тёмное время суток» (л.д.21 приговора суда). Судом 1-ой инстанции не проверены физиологические особенности Зыкова, даже не проверена острота его зрения, ни говоря уже о состоянии его зрения либо способности различать цвета в темноте, а также страдает ли он дальтонизмом (не различает цвета спектра вообще или путается в них) или «куриной слепотой» (слабо видеть с наступлением темноты). Вывод суда основан на предположениях. Из приговора суда усматривается: «……то есть наркотики хранились в разных местах и могли быть обвязаны нитками разных цветов» (л.д.21 приговора суда). Этот вывод суда ничем не подтвержден, а наоборот подтверждает показания Зыкова о том, что ранее купил пакетик с наркотиками у Помеловой. Версия о том, что Помелова ранее пакетики с «наркотой» для продажи обвязывала нитками другого цвета, затем эти нитки кончились и она начала перевязывать данные пакетики нитками другого цвета, судом 1-ой инстанции не была проверена и ничем не опровергнута. Из приговора суда усматривается: «Что касается крови потерпевших Помеловых Светланы и Дениса, то они могли образоваться в любое время, в различных ситуациях до совершения преступления, так как они в данной квартире проживали постоянно» (л.д.23 приговора суда). Вывод суда ни чем не подтвержден и основан на предположениях, об этом я подробно изложил выше в Настоящей жалобе. Из приговора суда усматривается: «Из показаний свидетелей следует, что у Юмагузина был корыстный мотив (возврат долга) для совершения преступления, в то время как у остальных лиц, в отношении которых показывали подсудимые, такого мотива не было» (л.д.24 приговора суда). Каких свидетелей ? Показания, которых основаны на слухах либо со слов знакомых, которые не были допрошены ни в ходе следствия либо суда ! «По Салавату в начале 1999 года ходили СЛУХИ, что у Юмагузина кто-то украл 2 кг опия и Юмагузин предполагал, что это сделала Помелова и если не сама, то по её наводке. Это могло явиться мотивом убийства Юмагузиным Помеловой, детей и её дочери» (л.д.44-45 т.9) ( л.д.22 обвинительного заключения). «…За наркотики он мог это сделать, тем более СО СЛОВ ЗНАКОМЫХ, Света Юмагузина должна была наркотики (т.6 л.д.94-95., т.8 л.д., т.9 л.д.44-45) (приговор суда л.д.9). В материалах дела нет доказательств, что Юмагузин причастен к реализации наркотических средств вообще и что он с Помеловой имел какие-либо дела, связанные с ними. 6. Нарушение пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 29 апреля 1996 года (с изменениями и дополнениями) «О судебном приговоре» (далее – ППВ ВС РФ № 1). Из приговора суда усматривается: «Показания представителей потерпевших Федоровой Е.Н.,……………………………. были оглашены в связи неизвестностью местонахождения указанных выше лиц (20 человек – автор)». Решение суда 1-ой инстанции является незаконным, так как местонахождение всех 20 (двадцати) лиц суду было известно, что подтверждается списком лиц, подлежащих вызову в судебное заседание (л.д.л.д.46-48 обвинительного заключения) и некоторые даже из этих лиц, допрошенных в качестве свидетелей в ходе предварительного расследования, показания которых положены в основу обвинения, отбывали наказания в местах лишения свободы и суд не принял мер для доставки этих лиц в судебное заседание для допроса их в качестве свидетелей. 7. Нарушение пункта 3 ППВС РФ № 1. Согласно п.3 ППВС РФ № 1 ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу, заключение эксперта, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, подтверждающие по мнению суда, те или иные фактические обстоятельства, необходимо раскрыть их содержание. Например, не только перечислить фамилии потерпевших, свидетелей, но и изложить существо их показаний. В приговоре суда не раскрыто содержание и не изложено существо показаний некоторых свидетелей, в частности Гнездилова А.Н. и Мурзагулова Т.Р., показания которых противоречат показаниям свидетеля Евтюхова А.Ю., что усматривается из материалов дела. 8. Нарушение пункта 2 ППВС РФ № 1. Согласно пункта 2 ППВС РФ № 1 обратить внимание судов, что в силу ст.297 УПК РФ приговор должен основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст.240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании. Из приговора суда усматривается, что показания свидетеля Мурзагулова Т.Р. не были оглашены в судебном заседании и он не был допрошен в судебном заседании, но в данном приговоре суд ссылается на это доказательство. 9. Нарушение пункта 4 ППВС РФ № 1. Согласно пункта 4 ППВС РФ в соответствии со ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Об этом я подробно изложил в пункте 5 Настоящей надзорной жалобе. 10. Нарушение пункта 4 ППВС РФ № 1. Согласно пункту 4 ППВС РФ следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст.49 Конституции РФ, ст.14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу. Возникшие сомнения не были устранены, что усматривается из материалов уголовного дела и об этом я указывал выше, дабы чтобы не повторяться вновь. 11. Нарушение пункта 6 ППВС РФ № 1. Согласно пункту 6 ППВС РФ в приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого. Об этом я очень подробно изложил выше в данной жалобе, хотя бы взять такое доказательство, как «Протокол осмотра места происшествия» (л.д.л.д.7-40 т.1), во многом оправдывающее Юмагузина М.Р.. Данное доказательство во многом противоречит доказательствам обвинения (показаниям Зыкова и других свидетелей), но почему-то суд всесторонне не проанализировал это доказательство и не дал ему объективную оценку, лишь в приговоре сделал краткую ссылку на это доказательство на 5 (пяти) строчках (л.д.15 приговора суда) и то для опровержения показаний свидетеля Посадскова о том, что Дорохов получил телесные повреждения от потерпевшего, когда тот бросился на него с ножом. 12. Нарушение ст. 380 УПК РФ «Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела». -при наличии противоречивых доказательствах, изложенных в приговоре, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; Суд не указал по каким основаниям не принял во внимание и отверг следующие доказательства: а) Показания свидетеля Мурзагулова Т.Р.: «…..что он точно не помнит дату, когда к нему домой пришли Евтюхов, Гнездилов, Зыков и девушка, которую он не знает. Евтюхов рассказал им, что, когда отбывал административный арест, то его привлекали к выносу трупов Помеловой и её детей. Рассказал, что Помелова лежала в коридоре, ногами к двери. Труп старшей дочери был в ванной комнате, две девочки находились в зале, труп Дениса был в спальной комнате в сидячем положении на полу, прислоненный к кровати» (л.д.69 т.9). Эти показания противоречат показаниям свидетеля Евтюхова (л.д.л.д.62-63 т.9), но суд их не принял и по каким основаниям их отверг, лишь указав в приговоре следующее: «Показания Гнездилова и Мурзагулова являются производными от показаний Евтюхова» (л.д.18 приговора суда), что в действительности неверно, сравнив и проанализировав их показания в целом. б) Заключение криминалистической экспертизы № 2049 от 23 марта 1999 года, из которой усматривается: «……Данные следы оставлены не ботинками, изъятыми у Юмагузина М.Р., а другой обувью» (л.д.149 т.2). в) Заключение эксперта № 608-03 от 11 мая 1999 года: «Следы фрагментов подошв обуви имеющиеся на поверхности представленных кусков ткани, куски линолеума, изъятых во время осмотра места происшествия оставлены не ботинкам, представленными на исследование, а иной обувью» (л.д.164 т.2). г) Показания свидетеля Галеевой В.А. (л.д.135-136 т.1). д) Протокол осмотра места происшествия (л.д.л.д.7-40 т.1). е) Показания свидетеля Абдуллина по поводу, как происходила выемка брюк у Юмагузина и когда и как он составил протокол выемки данных брюк (стр.17 ПСЗ от 21 марта 2003 года). ж) Протокол выемки брюк от 03 марта 1999 года (л.д.293 т.2). -выводы суда, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного; а) Вывод суда о том, что: «Данный факт также подтверждает объективность показаний Зыкова в ходе предварительного следствия» (л.д.17 приговора суда) противоречит другому выводу суда: «Между тем в судебных показаниях исследованы все показания Зыкова, в результате которого суд приходит к выводу, что в них есть определённые противоречия» (л.д.18 приговора суда). б) Вывод суда о том, что: «Достоверность показаний Зыкова помимо этих доказательств….» (л.д.9 приговора суда) противоречит другим выводам суда: «…..так и из-за усталости (не спал ночью), употребления перед этим наркотических средств» (л.д.18 приговора суда) и «…..тем более преступление было совершено в тёмное время суток» Зыков не мог всё запомнить досконально. Возникают тогда сомнения ? Если по выводам суда – преступление было совершено в тёмное время суток, то как Зыков, будучи в состоянии наркотического опьянения, не выспавшийся и в темноте смог всё разглядеть и запомнить ? в) Вывод суда о том, что: «Кроме этого, после совершения преступления и изъятия вещей подсудимых прошло достаточное время для уничтожения запачканной кровью одежды» (л.д.23 приговора суда) противоречит другим выводам суда, в частности о том, что Юмагузин уже заранее подготовил себе алиби, но вещи, в которых совершил такие преступления и которые замывал от крови, их не уничтожил. Совершить такое преступление и не уничтожить вещи, на которой остались улики ? Суд 1-ой инстанции не дал логическое объяснение этому факту, имеющее существенное значение для дела. По версии предварительного следствия, зная о том, что на брюках остались следы крови, даже после смыва её в ванной комнате, Юмагузин их после не постирал или не уничтожил….. Где логика ? Ходил в брюках со следами крови. Фактически суд 1-ой инстанции односторонне оценил все собранные доказательства, что привело к вынесению незаконного приговора. 13. Нарушение ст.ст. 75, 381 УПК РФ, то есть в основу приговора суда были положены доказательств, полученные с нарушением процессуального порядка собирания доказательств (ст.75 УПК РФ). Согласно п.2 ч.2 ст.75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположениях, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. В основу обвинения были положены следующие недопустимые доказательства: а) Показания представителя потерпевшей Джамаловой Ф.С. (л.д.л.д.44-45 т.9); б) Показания свидетеля Джамаловой Ф.С. (л.д.л.д.94-95 т.6); в) Показания свидетеля Джамалова С.Х. (л.д.23 т.9); г) Протокол осмотра места происшествия (л.д.л.д.4-28 т.1); д) Все протокола следственных действий с участием Зыкова А.И.. Об этом подробней будет изложено ниже в пункте 14 Настоящей жалобы. 14. Нарушение статей 3, 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция). Согласно статьи 3 Конвенции: «Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию. Согласно статьи 6 Конвенции: «Каждый имеет право на справедливое судебное разбирательство». Данные нормы были нарушены как в ходе предварительного следствия (досудебная стадия производства по уголовному делу), так и в ходе судебного разбирательства дела по существу. Как показал осужденный Зыков А.И. в ходе судебного заседания, что показания, в которых он оговорил себя и Юмагузина М.Р. в совершении преступлений, которые они фактически не совершали, он был вынужден был сделать после неоднократных избиений его сотрудниками милиции с г. Уфы. В результате избиений, а фактически пыток, он был вынужден дать показания, в которых оговорил себя и Юмагузина М.Р. и эти же показания он неоднократно давал впоследствии, так как постоянно находился под контролем сотрудников милиции и он был вынужден исполнять их указания. Суд 1-ой инстанции отверг эти показания Зыкова А.И., указав в приговоре: «Довод о применении недозволенных методов следствия является характерным для подсудимых, считается одним из способов защиты и выдвинут с целью избежать уголовной ответственности за содеянное». Фактически суд 1-ой инстанции занял позицию обвинителя, допустив такие выводы в своём приговоре. Судебная практика Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ): а) Gladyshev v. Russia, жалоба № 2807/04, «Гладышев против России», постановление ЕСПЧ от 30 июля 2009 года (ИЗВЛЕЧЕНИЕ): -«….Там от него потребовали признания в убийстве С……По словам заявителя (Гладышев), он отказался это признавать и был избит. В результате избиения заявитель был вынужден написать явку с повинной. После этого заявитель был допрошен следователем в присутствии назначенного адвоката П.. 11 мая 2001 года заявитель повторил своё признание при проверке показаний на месте. …….Заместитель прокурора указал, что утверждение заявителя о применении к нему насилия являются способом дискредитации сотрудников милиции и ухода от ответственности. ……В ходе процесса заявитель отказался от своих признательных показаний, и представил суду медицинские документы, указал, что был избит. …….27 декабря 2002 года суд признал заявителя виновным в убийстве должностного лица и незаконном хранении, приговорив его к 18 годам лишения свободы. Приговор, помимо прочего, был основан на признательных показаниях заявителя. Относительно имевшихся у заявителя травм указал, что они не связаны с этими признательными показаниями. 26 июня 2003 года Верховный Суд Российской Федерации оставил приговор суда в силе. …….В своей жалобе в Европейский Суд, поданной 9 декабря 2001 год, заявитель утверждал, что в нарушении статьи 3 Конвенции он был избит сотрудниками милиции, и что власти не провели эффективное расследование этого инцидента. Кроме того, заявитель жаловался на нарушение статьи 6 Конвенции на том основании, что его приговор был основан на показаниях, полученных под пыткой. Рассматривая материалы дела, Суд указал, что выводы экспертизы от 15 октября 2001 год, на которые ссылались власти, показали, что заявитель получил телесные повреждения уже после своего задержания. При этом власти не пытались доказать, что заявитель имел повреждения до задержания, а также не пытались опровергнуть результаты других экспертиз. В связи с тем, что государство не предоставило разумных объяснений тому, как произошли полученные повреждения, Суд пришёл к выводу, что данные травмы явились результатом жестокого обращения с заявителем в нарушении статьи 3 Конвенции. …….Суд указал на нарушение принципа независимости и объективности расследования. Кроме того, следствие сомневалось в правдивости показаний заявителя, на том основании, что он якобы хотел уйти от ответственности. Однако в отношении показаний сотрудников милиции такой подход не применялся. Наконец, Суд осудил тот факт, что областной суд, установив факт получения заявителем травм, не вынес частное постановление в адрес следственных органов, хотя имел такое право. С учётом изложенного, Суд пришёл к выводу о том, что расследование по жалобе заявителя не было эффективным, что явилось нарушением властями статьи 3 Конвенции в её процессуальном аспекте. Рассматривая вопрос о справедливости судебного разбирательства, Европейский Суд отметил, что областной суд не признал «подозрительное» признание неприемлемым доказательством, а Верховный Суд Российской Федерации вообще не рассматривал этот вопрос. Хотя признание, полученное от заявителя 10 мая 2001 года, не было единственным доказательством обвинения, оно было использовано наряду с другими материалами для постановления обвинительного приговора. Между тем, любое использование полученных при помощи пыток доказательств неприемлемо с точки зрения справедливости судебного процесса. На этом основании Суд признал нарушение права заявителя на справедливый суд, гарантированное статьей Конвенции. ……Суд также указал, что по его мнению, восстановление нарушенного права на справедливое судебное разбирательство требует пересмотра уголовного дела на национальном уровне». Зыков А.И. был задержан 13 марта 1999 года, в отношении него судебно-медицинская экспертиза была проведена 23 марта 1999 года и из самого заключения СМЭ усматривается (л.д.133 т.2): «…..причинены за 5-8 дней до экспертизы…..», то есть: 23-5(8)=18 либо15…, что значит 15 или 18 марта 1999 года, когда Зыков находился в местах изоляции (ИВС), на что суд 1-ой инстанции не обратил внимание или не хотел обращать, что доказывает о несправедливости этого суда. б) Рopov v. Russia, жалоба № 26853/04, «Попов против России», постановление ЕСПЧ от 13 июля 2006 года (ИЗВЛЕЧЕНИЕ): -Нарушение статьи 6 Конвенции….. в) Согласно пункта «d» части 3 статьи 6 Конвенции каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или имеет право на то, чтобы эти свидетели были допрошены. Относительно права на допрос свидетелей обвинения важно, чтобы у обвиняемого (подсудимого) была возможность оспорить показания и подвергнуть допросу ключевых свидетелей, дающих показания против него и чьи показания были положены в основу обвинительного приговора. Данная норма Конвенции была нарушена, то есть ряд свидетелей со стороны обвинения не были вызваны в суд и показания их просто огласили в судебном заседании, не дав возможности задать им вопросы для выяснения существенных обстоятельств, имеющих значение для установления истины по делу. 15. Нарушение ст. 15 ч.4; ст. 21 ч.2; ст.48 ч.2; ст. 49 ч.ч.2,3; ст. 50 ч.2 Конституции Российской Федерации. Таким образом неисполнение обязательных указаний определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 2001 года органами предварительного расследования в ходе дополнительного расследования привело к вынесению незаконного обвинительного приговор суда от 22 апреля 2003 года и в последующем других судебных решений. На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.402—407 УПК РФ П Р О Ш У : Возбудить надзорное производство по жалобе и отменить приговор Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан от 22 апреля 2003 года, кассационное определение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 21 октября 2003 года и постановление судьи Соль - Илецкого районного суда Оренбургской области от 21 сентября 2004 года. ПРИЛОЖЕНИЕ: 1.Ордер адвоката. 2. Копия приговора СК по уголовным делам ВС РБ от 09.06.2000 года. 3.Копия определения СК по уголовным делам ВС РФ от 29.11.2000 года. 4.Копия приговора СК по уголовным делам ВС РБ от 23.04.2001 года. 5.Копия определения СК по уголовным делам ВС РФ от 31.10.2001 года. 6.Копия приговора СК по уголовным делам ВС РБ от 22.04.2003 года. 7.Копия кассационного определения СК по уголовным делам ВС РФ . от 23.10.2003 года. 8.Копия постановления судьи Соль – Илецкого районного суда Оренбургской . области от 21.09.2004 года. 9.Оригинал обвинительного заключения на 48 (сорока восьми) листах. 10.Копия свидетельских показаний на 1 (одном) листе. « 23 » февраля 2012 года А.Ш. Кашапов

Зачем ты ебешь нам мозги? Быть овощем или стать героем - это выбор каждого. Твой выбор очевиден - постить тут за жалкие гроши цпэшников.

убить непонятно за что 10 таджиков и сесть на всю жизнь в тюрьму в 20-летнем возрасте, или же быть толерантным и радоваться жизни на воле? по-моему тут ответ очевиден. ваши действия приводят вас в тупик и не меняют систему. 

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Защита от спама
                  _   _   _       _         
_ __ _ _ | | | | | | | |_ ___
| '_ \ | | | | | | | | | | | __| / __|
| | | | | |_| | | |_| | | |___ | |_ \__ \
|_| |_| \__, | \___/ |_____| \__| |___/
|___/
Введите код, изображенный в стиле ASCII-арт.