Протокол допроса Владислава "Гришы" Тамамшева (2008 год)

В г. Хабаровске по адресу прописки я проживал до осени 2007 года. По указанному адресу я проживал совместно с матерью Тамамшевой Мариной Львовной, отцом Казейкиным Виктором Николаевичем, младшим братом Тамамшевым Андреем Викторовичем. Знакомый по имени Максим (прозвище «Адольф») позвал меня проживать в г. Москву, в связи с чем я и переехал в г. Москву. В Москве я не проживал, а проживал в г. Сергиевом Посаде совместно с Львом Молотковым в частном доме, который снимали. С Львом Молотковым меня познакомил «Адольф». «Адольф» по телефону сообщил номер телефона Льва Молоткова. Лично «Адольф» с Львом Молотковым меня не знакомил. Номер телефона Молоткова «Адольф» дал мне для того, чтобы я позвонил ему и договорился о том, где я буду жить в г. Москве. В Сергиевом Посаде совместно с Львом Молотковым я проживал до мая или июня 2008 года. За это время к нам приехали жить: в феврале – Сергей Юров, в конце весны – Константин Никифоренко, и незадолго до отъезда – Николай Мельник (представлявшийся нам Александром). Затем мы впятером переехали в село Подъячево Дмитровского р-на Московской области в связи с тем, что в с. Подъячево были лучше условия проживания. Мы проживали в селе Подъячево Дмитровского р-на Московской области.

С указанными молодыми людьми меня связывали общие интересы, цели, вид деятельности. Мы все вместе состояли в организации НСО («Национал-социалистическое общество»), я состоял в данном обществе неформально (не подавал заявление на участие, что является необходимым для того, чтобы считаться членом данного общества). Данное общество преследует следующие цели: основная цель: построение национал-социалистического государства, то есть государства отстаивающего и защищающего интересы только русского коренного населения, интересы других национальностей подавляются и не учитываются. Убийства, которые я совершал, не связаны с моим участием в НСО, я совершал их по собственной инициативе в силу собственных убеждений. Я считаю, что на территории Российской Федерации имеют право прожить только коренное население России, приезжее народы (китайцы, киргизы, выходцы с кавказа и средней азии) не должны проживать и находиться на территории Российской Федерации, данные люди, по моему мнению, являются оккупантами, которых надо физически истреблять.

Мой подход не соответствует официальной программе НСО. Официальная программа НСО мне неизвестна, но я знаю, что в нее не входит убийства неславян. Мою позицию касательно убийств неславян разделял Константин Никифоренко, в силу каких убеждений совершал убийства Сергей Юров мне неизвестно. Лев Молотков является начальником ячейки НСО-север, я являюсь начальником службы безопасности (хотя официально не состою в НСО, как я уже ранее сказал). На указанные должности нас назначил политсовет НСО, в который входят «Адольф» (Максим), «Дантист» (Максим Макиенко), «Спецнац» (Михаил). В мои обязанности как начальника службы безопасности входит физическая подготовка членов НСО (в частности владение техникой убийств ножом, огневая подготовка, рукопашный бой) и выявление предателей НСО. Когда нам необходимы были деньги их давал «Адольф», «Дантист» тренировал новичков НСО, «Спецнац» занимался пропагандой идей НСО в Интернете.

Примерно 18 июля 2008 года целый день я находился дома совместно с Юровым, Никифоренко, Мельником, Молотковым. В тот день мы тренировались. Примерно в 19 часов 00 минут из квартиры ушел Молотков Лев для вечерней пробежки. Я и Никифоренко Константином накинулись на Мельника Николая (он представлялся нам Александром, что его зовут Николай я узнал после того, как посмотрел его паспорт после его убийства). Мельник Николай не входил в нашу группу полностью, не разделял наших идей и целей, желал стравить нас между друг другом. После того как я рассказал об этом Никифоренко и Юрову (с которыми у Мельника были конфликты), мы (я, Никифоренко и Юров) решили убить Мельника. Рассказал я им об этом примерно в течении последней недели. Набросившись на Мельника, я и Никифоренко начали бить Мельника ногами и руками по голове и шее, повалили его на кресло и продолжили избивать его по тем же частям тела примерно в течение минуты. Мельник после первых ударов потерял сознание и не мог сопротивляться.

Во время избиения Юров Сергей записывал происходящее (избиение мной и Никифоренко Мельника) на цифровую видео-камеру. По окончании избиения, Юров или Никифоренко (не помню точно) перевязал голову Мельника какой-то тряпкой таким образом, что перекрыл дыхательные пути, и надел сверху полиэтиленовый пакет, который перевязал лентой типа «скотч» в области шеи. После этого тело Мельника (в тот момент он уже наверняка был мертв) я и Никифоренко оттащили и положили в ванную. Никифоренко предложил расчленить труп Мельника в ванной для того, чтобы его труп удобнее было выносить из квартиры. Юров поставил видео-камеру на штатив в ванной. В ванной остался только я и Никифоренко, который начал расчленять труп Мельника своим ножом типа «кинжал». Этим ножом он отрезал Мельнику голову, после этого я вышел из ванной, затем Никифоренко начал рубить топориком (типа туристического) руки и ноги Мельника.

Во время расчленения в квартиру вернулся Лев Молотков, увидел происходящее. Мы ему объяснили за что убили Мельника, Молотков нас понял и возражать не стал. После того, как Никифоренко закончил, он позвал нас. В ванной лежали останки Мельника: отдельно голова, туловище, две руки, две ноги. Никифоренко, Юров и Молотков стали упаковывать части тела Мельника в полиэтиленовые пакеты, затем в спортивные сумки. Я в упаковке частей трупа не участвовал. После того, как они упаковали части тела Мельника, Юров, Никифоренко и Молотков ушли на улицу (куда конкретно я не знаю) для того, чтобы закопать части тела Мельника. Они ушли примерно в 01 час 00 минут, я остался дома. Вернулись они примерно в 04 часа 00 минут. Сказали, что закопали в лесу. Нож и топорик, которым Никифоренко расчленял, остались дома.

Так же я хочу рассказать о том, что в августе 2006 года ночью в Хабаровске я совместно с Игорем по прозвищу «Мертвая голова» закидали здание синагоги «коктейлями Молотова» (стеклянными бутылками с воспламеняющейся жидкостью), что вызвало пожар. «Коктейли Молотова» я заранее приготовил дома.

Так же я хочу рассказать о том, что примерно в конце января или феврале в Москве примерно в 21 час 00 минут в районе станции метро «Медведково» я совместно с Сергеем Юровым напали на мужчину и женщину среднеазиатской внешности, на вид лет 20-25. Я наносил множество ударов мужчине ножом в область сердца и шеи. Юров наносил удары ножом женщине. В результате мужчина точно скончался на месте (труп может быть смогу опознать), выжила ли женщина я не знаю.

Так же я хочу рассказать о том, что в феврале примерно в 15 часов 00 минут я встретился с Михайловым Николаем по прозвищу «Синий» (с ним познакомился через Интернет в чате «Слава Руси») и мы поехали встретиться с друзьями «Синего» на какой-то станции метро (сейчас не помню). Встретились с друзьями «Синего»: одного помню по прозвищу «Борода» (имени и фамилии я его не знаю, видел его тогда в первый раз, опознать смогу), другого молодого человека имени и прозвища я не помню. В 19 или 20 часов вечера в районе станции метро «Тушинская» я совместно с «Бородой» и его другом мы выследили мужчину кавказкой внешности, примерно 35-40 лет, полноватого телосложения.

Михайлов к тому моменту уехал, так как ему куда-то надо было. Я напал на указанного мужчину кавказкой внешности. «Борода» и его друг не нападали, потому что напасть решил только я. Я сбил мужчину с ног, схватив его за колени сзади, потом повалил его на землю лицом вниз, затем прыгнул на него и стал наносить удары ножом в спину под левую лопатку (для того, чтобы повредить сердце) и шею. Всего нанес примерно 15 или 20 ударов ножом. Мужчина умер на месте (труп опознать возможно смогу). Все это время «Борода» и его друг смотрели. Нож, которым наносил удары, я сохранил.

Так же я хочу рассказать о том, что примерно в феврале или марте я совершил три убийства подряд в течении суток: первое из них произошло в районе Ярославского шоссе примерно в 23 часа 00 минут. Я был совместно с Молотковым, Никифоренко и молодым человеком по имени Виктор по прозвищу «Друид» (с ним я познакомился через НСО на тренировке). Мы увидели мужчину неславянской внешности, на вид примерно 25-27 лет, крепкого телосложения. Я напал на него с ножом, остальные (Молотков, Никифоренко и Виктор) испугались и стояли в стороне наблюдали. Я нанес примерно три или шесть ножевых ударов в область туловища. Опознать труп может быть смогу.

После убийства на Ярославском шоссе, на следующий день примерно в 16 часов 00 минут, находясь в районе «Зюзино», совместно с Никифоренко Константином я напал на киргиза, на вид примерно 35 лет, среднего роста, коренастого. Мы вдвоем наносили удары ножами в область сердца. Я нанес примерно три или четыре удара. Никифоренко нанес примерно столько же ударов. Киргиз умер на месте. Труп опознать скорее всего не смогу.

В тот же день, после убийства в районе «Зюзино», я встретился с Михайловым Николаем и примерно в 21 час 00 минут в районе станции метро «Щелковская» (район «Гольяново») мы вместе напали на мужчину кавказской национальности, на вид лет 40-50, крепкого спортивного телосложения. Мы наносили удары данному мужчине ножами в туловище и шею. Я нанес примерно 6 или 8 ударов ножом. Нас спугнул мужчина с собакой, который бежал к нам со словами «Стоять, стрелять буду!». Мы разбежались в разные стороны. Мужчина, на которого мы напали, умер на месте. Нож, которым я наносил удары, я сохранил, он находился дома.

Так же я хочу рассказать о том, что примерно в середине февраля или марта 2008 года в районе станции метро «Китай-город» я совместно с молодым человеком по имени Сергей по прозвищу «Ростокинский» (с ним меня познакомил «Друид» на собрании НСО, на которое самого «Друида» позвал «Ростокинский») и группой националистов – футбольных фанатов напали на группу панков, анархистов (которые являются антифашистами). В тот день был концерт группы «Ничего хорошего» (которая является антифашисткой группой). Я шел во главе толпы в сторону толпы антифашистов. Я подбежал к одному молодому человек из толпы антифашистов, правой рукой схватил его за одежду в области левой груди, и сделал подсечку, после этого нанес ему примерно 20-30 ударов ножом в область груди и шеи. Данный молодой человек скончался на месте. Впоследствии в новостях я узнал, что его звали Алексей Крылов.

Так же я хочу рассказать о том, что весной или летом 2008 года я совместно с Сергеем Юровым приехал в г. Красноармейск Пушкинского района с целью найти подходящий магазин для совершения разбойного нападения в целях хищения денежных средств. Подходящим для нас являлся магазин, располагающийся дальше от центра, ближе к окраине города, в котором всего одна касса. Мы нашли такой магазин. Приехали в целях нападения примерно через пять дней. С собой взяли обрез (ружье со спиленным стволом) и газовый пистолет. Примерно в 19 или 20 часов мы ворвались в магазин, при этом мы были в защитных масках, в руках у каждого из нас было оружие (у Юрова был газовый пистолет, у меня обрез), потребовали деньги. Кассир выдала нам деньги в сумме 15 000 рублей. После этого поехали в Сергиев Посад. Данное оружие мы сохранили.

Так же я хочу рассказать о том, что примерно через три недели после предыдущего разбойного нападения в г. Красноармейске я совместно с Никифоренко Константином поехал в город Александров с целью найти почтовое отделение для совершения разбойного нападения в целях хищения денежных средств. Мы нашли подходящее почтовое отделение. С целью совершения разбойного нападения мы с Никифоренко Константином и Юровым Сергеем приехали в Александров примерно на следующий день или через день. Втроем в медицинских масках-респираторах мы ворвались в почтовое отделение, у меня в руках был обрез, у Юрова – газовый пистолет, у Никифоренко – нож. Мы потребовали отдать нам деньги. Деньги нам отказались выдавать, поэтому Юров достал их из кассы самостоятельно. Сумма денег, которую достал Юров составила 30 000 рублей. После этого поехали в Сергиев Посад. Данное оружие мы сохранили.

Оружие, которое у меня хранилось в Подъячево Дмитровского района Московской области, (два обреза: карабин МЦ 2112 12 калибра, двуствольное охотничье ружье 16 калибра) я приобрел весной 2008 года у молодого человека по прозвищу «Дарвин» (с ним познакомился через Интернет, рост 165-170 см, крепкое телосложение, лицо круглое, волосы кучерявые русые средней длины, серые глаза, нос картошкой). Я договорился с ним о покупке оружия через ICQ.

Химические реактивы для изготовления взрывчатых веществ я не приобретал, их приобретал Лев Молотков, Сергей Юров.