Максим «Адольф» Базылев. Все точки над «i»

23 марта 2009 года был произведен обыск и задержание подозреваемого в целом ряде преступлений Базылева Максима Алексеевича. Это был понедельник. Тюрьма его не пугала, ему было не впервой. До вторника он даже не паниковал, но во вторник, 24 марта жизнь его перевернулась, мир внутри него рухнул в одночасье. В ночь с четверга на пятницу, с 26-го на 27-е марта оборвалась жизнь Макса «Адольфа», но обратный отсчет начался именно 24 марта. Что же случилось 24-го марта? Именно этому будет посвящен этот рассказ, который имеет свой пролог и эпилог. Это история о рыцарской доблести и мнимых героях, самурайском сохранении чести и бесчестном предательстве.

Сага о том, как погиб Максим Базылев и родился Герой Русской Революции.

 

ВМЕСТО ПРОЛОГА

Все началось с мыслей. Они рождаются в голове людей как зерна в благодатной почве. Не каждый способен мыслить, особенно самостоятельно, у большинства сорняки в голове, и лишь единицы способны четко оформить свои мысли в стройную философию-идеологию. Актуальные проблемы общества способны концентрировать вокруг себя мыслящих адептов того или иного философского учения. Государство РФ не способно преодолеть целый комплекс сложных проблем. Именно поэтому многие активные молодые люди, способные хоть немного мыслить самостоятельно, ищут пути решения клубка проблем русского народа. Ряд самых разных людей концентрируется вокруг идеологии национал-социализма.

НСО-СЕВЕР

Одно из московских подразделений НСО активно работало по всем официальным делам организации. Ребята занимались агитацией, помогали кандидатам организации на выборах, собирали средства, тренировались, занимались самообразованием. Парни без остатка отдавались своим идеалам. Но никто кроме них не знал, что с приходом ночи их деятельность не только не прекращалась, но становилась еще более бескомпромиссной.

Далее говорят «официальные» протоколы, которые сочинили в кабинетах потомки «железного Феликса»:

 

В нарушение требований ч. 2 ст. 29 Конституции Российской федерации, согласно которой не допускается пропаганда или агитация, возбуждаюшие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства Базылев М.А, Молотков Л.Е., Тамамшев В.В.. Юров С.А., Апполонов В.А., а впоследствии вошедшие в состав экстремистского сообщества Никифоренко К.В. и Голубев С.П., Мельник Н.В., а также другие неустановленные соучастники разработали план своей преступной деятельности, согласно которому они намеревались систематически, в общественных местах (на улицах, во дворах жилых домов и учреждений) в присутствии посторонних граждан, грубо нарушая общественный порядок, явно выражая свое неуважение к обществу, демонстрируя пренебрежительное отношение к общепринятым нормам морали и нравственности, совершать жестокие по своему характеру убийства лиц неславянского происхождения, а также лиц, не разделяющих их идеологические взгляды. При этом они сознавали, что совершение таких дерзких, циничных убийств только из-за принадлежности потерпевших к другой национальности или идеологии, вызовет широкий общественный резонанс и приведет к разжиганию национальной ненависти и вражды, и желали наступления таких негативных последствий.

Финансирование участников экстремистского сообщества и его деятельности осуществлялось на деньги, собираемые в виде ежемесячных взносов с членов НСО, получаемые в результате разбойных нападений, а также в результате незаконных операций по обналичиванию денежных средств с помощью банковских карт.

Для совершения преступлений члены экстремистского сообщества заранее приискали орудия преступлений - ножи, бейсбольные биты, обрезы гладкоствольных ружей и пневматический пистолет, компоненты для приготовления самодельных взрывных устройств и инициирующих устройств.

При совершении экстремистским сообществом преступлений каждый его участник согласовывал свое поведение и функции с другими участниками, сознавал, что выполняет согласованную часть единых преступных посягательств, осуществляемых в связи с его принадлежностью к сообществу, и выполняет определенные обязанности, вытекающие из цели деятельности данной преступной организации. Вклад участников сообщества в каждом конкретном преступлении и в преступной деятельности в целом был неравнозначен по объему выполненных действий, но в совокупности в конечном итоге он приводил к достижению общих целей.

Деятельность экстремистского сообщества характеризовалась устойчивостью, выразившейся в стабильности его состава, систематичности совершения тяжких преступлений, контроле за поведением его членов и поддержанием внутренней дисциплины; отличалась тщательным планированием преступлений с распределением функций между участниками, наличием лидеров в лице Базылева М.А. и Молоткова Л.Е.,

Таким образом, Базылев М.А. на базе ячейки НСО Север создал организованную группу для подготовки и совершения преступлений экстремистской направленности, распределив роли между ее участниками. Общее руководство экстремистским сообществом Базылев М.А. возложил на себя, непосредственным руководителем рядовых участников организованной группы назначил Молоткова Л.E. В свою очередь последний поручил Тамамшеву В.В. обеспечение безопасности ячейки НСО Север как экстремистского сообщества. По согласованному между Базылевым М.А. и Молотковым Л.E. решению в обязанности Тамамшева В.В. входило совершение совместно с другими членами организованной группы преступлений экстремистской направленности - убийств но мотивам идеологической и национальной, расовой ненависти и вражды, а также террористических актов с целью дестабилизации обстановки в Российской Федерации, в результате которой органы государственной власти должны были уйти в отставку, а власть в России захватить националистические организации.

После ареста ребята подверглись небывалому и неописуемому прессу. Те, кто не подвергался пыткам, скажут, что это все ерунда и плод больного воображения. Те, кто подвергался пыткам и даже сидит в тюрьме, все равно не понимают того кошмара, который пришлось испытать ребятам из НСО-Север. Мало того, что по версии журналистов это «самая кровавая бригада всех времен», так мало этого они посягнули еще и на самое святое – они посмели оказать сопротивление власти, не сдались без боя, атаковали сотрудников ФСБ. Влад Тамамшев перерезал горло ворвавшегося в их квартиру оперативника ФСБ. Именно этим отчаянным поступком он вызвал на себя полную безнаказанность «министерства добра».

А 24 марта, собственно говоря, случилась очная ставка Влада Тамамшева и Максима Базылева. Вот протокол очной ставки. Это и есть то роковое событие, которое произошло 24 марта…

     

На вопрос, знают ли они друг друга и в каких отношениях находятся между собой, допрашиваемые лица заявили:

Базылев: Тамамшева я знаю с осени 2007 года (точную дату я не помню), с тех пор как он приехал в Москву из Хабаровска. Находимся с ним в нормальных рабочих отношениях. У меня нет повода оговаривать Тамамшева. У Тамамшева, по-моему, также нет повода меня оговаривать.

Тамамшев: Базылева я знаю с осени 2007 года (точную дату я не помню), с тех пор как он приехал в Москву из Хабаровска. Находимся с ним в нормальных рабочих отношениях. У меня нет повода оговаривать Базылева. У Базылева, по-моему, также нет повода меня оговаривать.

Вопрос к Базылеву: При каких обстоятельствах Вы познакомились с Тамамшевым и как после этого развивались ваши отношения?

Ответ: Я познакомился с Тамамшевым в Интернете на какой-то гостевой странице или на форуме (где конкретно - не помню). Это произошло примерно в 2006 году, точной даты я не помню. Тамамшев сообщил, что проживает в Хабаровске, писал, что придерживается националистических взглядов. На этой почве мы с ним и познакомились. После этого мы общались с ним по электронной почте. Своего электронного адреса, которым я тогда пользовался, я не помню. Электронного адреса Тамамшева я также не помню. В последнее время я пользовался электронным адресом [email protected] Других своих электронных адресов я не помню. В 2007 году Национал-социалистическое Общество (НСО), членом политсовета которого я являлся, приобрело большую известность. В НСО меня знали под прозвищем «Адольф», иногда я также представлялся девичьей фамилией матери - Романов. Когда Тамамшев узнал, что я являюсь членом НСО, Тамамшев захотел приехать в Москву, чтобы работать в НСО. Приглашал ли я его в Москву или он сам решил приехать, я не помню. О том, что Тамамшев сжег в Хабаровске синагогу, мне ничего не известно Тамамшев приехал в Москву из Хабаровска осенью 2007 года, точной даты я не помню. Как я узнал о том, что Тамамшев в Москве, я не помню. Помню, что когда Тамамшев приехал в Москву, я поручил Молоткову устроить Тамамшева жить в доме, который Молотков снимал в Сергиевом Посаде вместе с какими-то футбольными фанатами, которых я не знаю. После этого Тамамшев принимал активное участие в деятельности НСО - участвовал в расклейках листовок, собраниях НСО, приходил на тренировки к Макиенко. Непродолжительное время он являлся руководителем звена в ячейке «НСО Север». В его обязанности входило обзванивать членов звена и собирать их на расклейку листовок, на собрания, на тренировки. Звеньевым его назначил Румянцев. Кто входил в его звено я не знаю. Зимой 2007-2008 года (точную дату я не помню), Молотков пожаловался в политсовет на то, что Тамамшев не выполняет его указания как руководителя ячейки. Поэтому на политсовете Румянцев сделал Тамамшеву выговор. После этого Тамамшев перестал быть звеньевым, стал отходить от НСО. Чем он занимался, мне неизвестно. Поручений совершать убийства лиц неславянской национальности, а также взрывы с целью дестабилизации обстановки в стране Тамамшеву не давал.

Я несколько раз встречался с Тамамшевым наедине в метро (даты встречи и названия станций я не помню). При встречах Тамамшев говорил, что разочарован в Румянцеве, о том, что Румянцев трус и он (Тамамшев) не видит перспектив в легальной борьбе. Тамамшев спрашивал у меня о том, как я отношусь к необходимости убивать лиц неславянской национальности, с тем, чтобы вынудить органы власти уйти в отставку, чтобы власть захватили националистические организации. Я защищал позицию Румянцева о необходимости прихода к власти легальным путем. Однако при этом я говорил Тамамшеву, что я не осуждаю его идеи и не имею права отговаривать его совершать убийства. При этом я просил Тамамшева не откровенничать о своих идеях ни со мной, ни с кем-либо другим. Также при встречах с Тамамшевым, тот спрашивал меня о том, как я отношусь к тому, чтобы он (Тамамшев) добывал деньги путем грабежей, чтобы обеспечивать себя и других членов НСО деньгами. Я ответил, что совершать грабежи не надо, потому что это опасно и при этом можно завладеть небольшими суммами. Тамамшев согласился со мной и сказал, что устроится на работу. Руководитель ячейки «НСО Север» Молотков также никогда не сообщал мне о каких-либо преступлениях, совершенных им самим, людьми, с которыми он проживал или членами его ячейки.

Вопрос Тамамшеву: Подтверждаете ли Вы показания Базылева, всю ли правду он рассказал, когда отвечал на предыдущий вопрос?

Ответ: Показания Базылева подтверждаю частично. Хочу рассказать все о том, как было на самом деле. С Максимом Базылевым (он также представлялся фамилией Романов), по прозвищу «Адольф», я впервые познакомился в июле 2006 года в Интернете. Там я посетил гостевую книгу сайта russianwill.org. После этого мы обменялись адресами электронной почты и стали переписываться. Адреса электронной почты Базылева и свой, который я тогда использовал, я не помню. Базылев приглашал меня в Москву, чтобы заниматься пропагандированием правых идей. Он рассказал мне о существовании НСО, сказал, что является его членом. После того как я совместно с Игорем по прозвищу «Мертвая голова» подожгли синагогу в городе Хабаровске, я сообщил об этом Базылеву по электронной почте. После того как я ему написал об этом, сообщение о поджоге синагоги появилось в новостях на сайте НСО. После этого Базылев стал приглашать меня в Москву еще более настойчиво. Когда Базылев приглашал меня в Москву он ничего не говорил о том, что мне придется совершать какие-либо противоправные действия. Он говорил, что члены НСО устроят меня на работу, я буду ходить на митинги и заниматься законной агитацией. В начале сентября 2007 года под влиянием Базылева я приехал в Москву. Там я созвонился с Базылевым, и он сказал мне, чтобы я ехал в Санкт-Петербург, где меня встретят члены НСО. В Санкт-Петербурге меня никто не встретил, после чего я вернулся в Москву. Когда я вернулся, Базылев дал мне телефон члена НСО Молоткова. Я созвонился с Молотковым и поехал к нему жить в Сергиев Посад. После этого я стал участвовать в жизни НСО - посещал собрания, на которых выступал с лекциями Румянцев, посещал тренировки по рукопашному и ножевому бою, а также по хардболу (стрельбе из пневматического оружия), которые проводил Макиенко, участвовал в расклейке листовок с Молотковым. На первой тренировке у Макиенко я был с Молотковым Там ко мне подошел Базылев и сказал, что я буду состоять в группе под руководством Молоткова. Я обязан слушаться его и выполнять все его распоряжения. Также он сообщил мне, что тех, кто предал интересы НСО, ждет смерть. В ноябре 2007 года в Филевском парке недалеко от станции метро «Багратионовская» состоялось собрание, на котором члены московской организации НСО были поделены на ячейки. Румянцев назначал руководителей ячеек, и я официально попал в ячейку «НСО-Север» под руководством Молоткова. Меня Румянцев назначил руководителем службы безопасности в «НСО Север» и звеньевым в «НСО Север». После этого, на протяжении 2007 года, я около 10 раз встречался с Базылевым на тренировках и на собраниях. Во время встреч несколько раз Базылев отводил меня в сторону ото всех и наедине говорил о том, что путем пропагандирования правых идей, законным способом невозможно захватить власть. Для захвата власти (что являлось основной целью НСО), по словам Базылева необходимо предпринимать активные действия - совершать убийства лиц, не принадлежащих к белой расе (кавказцев, негров и азиатов), чтобы дестабилизировать обстановку в стране. Захватить власть, по словам Базылева, возможно только при нестабильной обстановке в стране, когда происходят массовые беспорядки, постоянно совершаются убийства и террористические акты. Убийства и взрывы было необходимо осуществлять, чтобы вынудить органы власти уйти в отставку. Нынешняя власть завозит инородцев и уничтожает русский народ. На собраниях Базылев такие мысли не высказывал, говорил их только в моем присутствии и присутствии Молоткова. Когда мы общались с Молотковым, он высказывал те же мысли, что и Базылев, постоянно призывал меня начинать совершать убийства лиц неславянской национальности и взрывы жизненно важных для страны объектов.

В новогоднюю ночь Молотков сказал, что 2008 год станет годом белого террора - годом массовых убийств лиц неславянской национальности и террористических актов. В ходе беседы Молотков вспомнил о том, что осенью 2007 года я рассказал ему о том, как вместе с Игорем по прозвищу «Мертвая голова» подожгли синагогу в Хабаровске. После этого Молотков сказал, чтобы я и Дима по прозвищу «Дуст», который жил о мной и Молотковым в Сергиевом Посаде с начала декабря 2007 года, пошли и подожгли строящуюся в Сергиевом Посаде мечеть, которая находится примерно в километре от дома, в котором мы жили. Я и Дима пошли и подожгли мечеть. Когда я вернулся домой, я сообщил Молоткову о том, что поджог мечеть. Он похвалил меня и сказал, что необходимо приступать к более серьезным акциям - к убийствам лиц неславянской национальности. При этом он сказал, что давно говорит мне об этом, но я его не слушаю. Через несколько дней после этого он сказал мне о том, что в связи с тем, что я его не слушаюсь, меня вызывает к себе Базылев. Необходимо рассказать о структуре НСО. Региональные организации НСО делились на ячейки, ячейки в свою очередь делились на звенья. Члены ячеек подчинялись звеньевым, звеньевые - руководителям ячеек, высшим органом НСО являлся политсовет, в который входили Румянцев, Базылев и Макиенко. Указания членов политсовета были обязательны для руководителей ячеек, звеньев, а также для рядовых членов НСО. Поэтому я воспринимал Базылева как путеводителя. По указанию Молоткова в начале января 2008 года (точную дату не помню), я один приехал на станцию метро «Крылатское». Там в подземном переходе, между турникетами и выходом в город, я встретился с Базылевым. Базылев сказал мне, что Молотков жалуется на меня из-за того, до я не хочу принимать участия в убийствах лиц неславянской национальности. Я сказал, что когда я переписывался с ним по электронной почте, а также после того как я приехал в Москву, сам Базылев говорил мне о том, что от меня будет требоваться только участие в легальных формах пропаганды. В ответ Базылев сказал мне, что обстановка изменилась, я являюсь членом НСО и обязан выполнять приказы руководства. Общество обеспечило меня жильем и питанием, а я за 4 месяца ничего не сделал для него. Когда я стал сомневаться в необходимости убийств, Базылев сказат мне, что если я не буду совершать убийства, то стану предателем. После этого он сказал, что в НСО существует отряд «НСО-Берсерк», который занимается физическим устранением предателей в Москве. Кроме того, у НСО имеются связи во всех городах России и ближнего зарубежья, и если я попытаюсь скрыться, то уничтожат меня и всех моих близких родственников. Я очень сильно испугался угрозы Базылева, воспринял ее реально и стал готовиться к убийству лиц неславянской национальности. Также я боялся угроз Базылева из-за того, что сразу же после моего приезда Молотков переписал мои паспортные данные, и НСО было известно место жительства моих близких родственников. После этого я лично с Базылевым не встречался, общался с ним только по Интернету, на форуме НСО. Когда я участвовал в совершении убийств Каюмова, Акматова и Эргешевой, Керимова, Костикова, Джаркинбаева, Гулиева, Тарамарина и Крылова непосредственные указания о совершении убийств мне давал Молотков, но я после встречи с Базылевым понимал, что все эти преступления совершаются по плану, составленному Базылевым. Перед совершением убийства Мельника Молотков прямо сказал о том, что приказ совершить его (Мельника) убийство отдал Базылев в связи с тем, что Мельник хочет похитить партийные деньги обманным путем.

Вопрос Базылеву: Рассказывали ли Вы когда-либо Тамамшеву о существовании «НСО Берсерк»?

Ответ: Нет, никогда не рассказывал

Вопрос Базылеву: Имело ли место похищение Мельником денежных средств, принадлежащих НСО или членам НСО и что Вам известно об убийстве Мельника?

Ответ: Мне неизвестно, похищал ли Мельник лены и 14 июля 2008 года (точную дату я не помню, но в районе этого дня) я передал 120 000 рублей принадлежащих мне, Макиенко и Носанчуку (в каких пропорциях я не помню) на станции метро «Войковская» Молоткову. На следующий день или через день после передачи денег Молотков сказал, что Мельник с деньгами исчез. Куда потом делись наши 120 000 рублей я не знаю. Впоследствии из Интернета я узнал, что Мельник был убит.

Вопрос Базылеву: В соответствии с порядком, установленным в НСО, был ли обязан рядовой член ячейки, звеньевой или руководитель ячейки выполнять решения члена политсовета?

Ответ: Да, в рамках действующего уголовного законодательства. Это было закреплено в уставе НСО или каком-либо другом документе, названия которого я не помню.

Тамамшеву и Базылеву разъяснено их право задавать друг другу вопросы с разрешения следователя.

Вопрос Базылева к Тамамшеву: Как я мог говорить про смерть за предательство НСО, если до приезда Тамамшева Сергей Коротких был изгнан из НСО путем официального постановления межрегиональной конференции НСО и возможность такого изгнания была зафиксирована в уставе НСО?

Ответ: Я не знаю.

Вопрос Базылева к Тамамшеву: Есть ли у Вас информация о том, кого убила группа «НСО Берсерк»?

Ответ: Нет, такой информации у меня нет.

Вопрос Базылева к Тамамшеву: Знали ли Вы о том, что после конфликта с Румянцевым НСО сохранило централизованную организацию с 1 сайтом, форумом, военно-полевыми сборами, региональными ячейками и распределением ответственности между членами политсовета и руководителями ячеек по сферам деятельности: Интернет-пропаганда, уличная пропаганда, кадровый отдел и связь с регионами?

Ответ: Да, знал.

Вопрос адвоката Никулочкина к Тамамшеву: Предоставлял ли Вам кто-либо какие-либо доказательства существования отряда «НСО Берсерк»?

Ответ: На официальном сайте НСО были фотографии тренировок отряда «НСО Берсерк». Кроме того, Молотков говорил о том, что в НСО существует отряд «НСО Берсерк», который расправляется с предателями - теми, кто не выполняет указания членов политсовета. Об ном Молотков рассказывал мне в Подъячево, когда я отказывался готовить взрывное устройство.

Вопрос адвоката Никулочкина к Тамамшеву: Давал ли Вам Базылев хоть одно указание о совершении какого-либо конкретного протиаоправного деяния, в том числе в отношении конкретного лица (лиц), либо объекта в конкретном месте в определенное время, определенным способом?

Ответ: Нет, таких указаний Базылев мне не давал.

Вопрос адвоката Ширкина к Тамамшеву: Задавали ли Вы Базылеву вопрос о том, как он относится к тому чтобы Вы (Тамамшев) добывали деньги путем грабежей, чтобы обеспечивать себя и других членов НСО деньгами?

ответ: нет, такого я не помню.

Вопрос адвоката Ширкина к Тамамшеву: Устраивались ли Вы в Москве на работу, помогали ли Вам в этом члены или руководители НСО?

Ответ: В Москве я не работал. Никто из членов и руководителей НСО мне не помогал найти работу.

Тамамшев Вопросов нет. 

Вопрос к Тамамшеву и Базылеву: Чем Вы объясните противоречия в ваших показаниях? 

Базылев: Я считаю, что противоречия в наших показаниях объясняются тем, что Тамамшев пытается переложить инициативу совершения преступлений на меня, тем самым снизив свою ответственность. 

Тамамшев: Я считаю, что Базылев дает ложные показания с целью уклониться от уголовной ответственности за совершенные им преступления.

Прочитали? Вы можете поверить, что человек сам станет рассказывать всю подноготную про себя, про каждое свое преступление, ведь про каждое убийство каждый из ребят, в частности Влад Тамамшев, подробно описывают, прекрасно осознавая, что тем самым замуровывает себя все глубже и на дольше в тюремные застенки? Такие откровения, и что еще более страшно, само изменение отношения к бывшему товарищу произошло не само собой.

Мы долго искали, как объяснить это, как найти грамотное обоснование такого изменения поведения Влада Тамамшева. И главное, как нам всем относится к нему после таких показаний. Чтобы действительно понять все это – предлагаем вам ознакомиться со следующей выдержкой, которая очень детально и предельно точно описывает характер давления на человека в застенках.

В новой камере он сидел, наверно, уже два часа, а то и три. Тупая боль в животе не проходила, но временами ослабевала, а временами усиливалась — соответственно мысли его то распространялись, то съеживались. Когда боль усиливалась, он думал только о ней и о том, что хочется есть. Когда она отступала, его охватывала паника. Иной раз предстоящее рисовалось ему так ясно, что дух занимался и сердце неслось вскачь. Он ощущал удары дубинки по локтю и подкованных сапог — по щиколоткам; видел, как ползает по полу и, выплевывая зубы, кричит «не надо!».

Братство, сказал он, никогда не пытается выручить своих. Но — бритвенное лезвие; если удастся, они передадут ему бритву. Пока надзиратели прибегут в камеру, пройдет секунд пять. Лезвие вопьется обжигающим холодом, и даже пальцы, сжавшие его, будут прорезаны до кости. Все это он ощущал явственно, а измученное тело и так дрожало и сжималось от малейшей боли. Уинстон не был уверен, что воспользуется бритвой, даже если получит ее в руки. Человеку свойственно жить мгновением, он согласится продлить жизнь хоть на десять минут, даже зная наверняка, что в конце его ждет пытка.

В таком месте чувств не остается, есть только боль и предчувствие боли. Да и возможно ли, испытывая боль, желать по какой бы то ни было причине, чтобы она усилилась?

По локтю! Почти парализованный болью, Уинстон повалился на колени, схватившись за локоть. Все вспыхнуло желтым светом. Немыслимо, немыслимо, чтобы один удар мог причинить такую боль! Желтый свет ушел, и он увидел, что двое смотрят на него сверху. Охранник смеялся над его корчами. Одно по крайней мере стало ясно. Ни за что, ни за что на свете ты не захочешь, чтобы усилилась боль. От боли хочешь только одного: чтобы она кончилась. Нет ничего хуже в жизни, чем физическая боль. Перед лицом боли нет героев, нет героев, снова и снова повторял он про себя и корчился на полу, держась за отбитый левый локоть.

С того первого удара по локтю начался кошмар. Как он позже понял, все, что с ним происходило, было лишь подготовкой, обычным допросом, которому подвергаются почти все арестованные. Каждый должен был признаться в длинном списке преступлений — в шпионаже, вредительстве и прочем. Признание было формальностью, но пытки — настоящими. Сколько раз его били и подолгу ли, он не мог вспомнить. Каждый раз им занимались человек пять или шесть в черной форме. Били кулаками, били дубинками, били стальными прутьями, били ногами. Бывало так, что он катался по полу, бесстыдно, как животное, извивался ужом, тщетно пытаясь уклониться от пинков, и только вызывал этим все новые пинки — в ребра, в живот, по локтям, по лодыжкам, в пах, в мошонку, в крестец. Бывало так, что это длилось и длилось без конца, и самым жестоким, страшным, непростительным казалось ему не то, что его продолжают бить, а то, что он не может потерять сознание. Бывало так, что мужество совсем покидало его, он начинал молить о пощаде еще до побоев и при одном только виде поднятого кулака каялся во всех грехах, подлинных и вымышленных. Бывало так, что начинал он с твердым решением ничего не признавать, и каждое слово вытягивали из него вместе со стонами боли; бывало и так, что он малодушно заключал с собой компромисс, говорил себе: «Я признаюсь, но не сразу. Буду держаться, пока боль не станет невыносимой. Еще три удара, еще два удара, и я скажу все, что им надо».

Бить стали реже, битьем больше угрожали: если будет плохо отвечать, этот ужас в любую минуту может возобновиться. Допрашивали его теперь не хулиганы в черных мундирах, а следователи-партийцы — мелкие круглые мужчины с быстрыми движениями, в поблескивающих очках; они работали с ним, сменяя друг друга, иногда по десять — двенадцать часов подряд — так ему казалось, точно он не знал. Эти новые следователи старались, чтобы он все время испытывал небольшую боль, но не боль была их главным инструментом. Они били его по щекам, крутили уши, дергали за волосы, заставляли стоять на одной ноге, не отпускали помочиться, держали под ярким светом, так что у него слезились глаза; однако делалось это лишь для того, чтобы унизить его и лишить способности спорить и рассуждать. Подлинным их оружием был безжалостный многочасовой допрос: они путали его, ставили ему ловушки, перевирали все, что он сказал, на каждом шагу доказывали, что он лжет и сам себе противоречит, покуда он не начинал плакать — и от стыда, и от нервного истощения. Случалось, он плакал по пять шесть раз на протяжении одного допроса. Чаще всего они грубо кричали на него и при малейшей заминке угрожали снова отдать охранникам; но иногда вдруг меняли тон, называли его товарищем, заклинали именем ангсоца и Старшего Брата и огорченно спрашивали, неужели и сейчас в нем не заговорила преданность партии и он не хочет исправить весь причиненный им вред? Нервы, истрепанные многочасовым допросом, не выдерживали, и он мог расплакаться даже от такого призыва. В конце концов сварливые голоса сломали его еще хуже, чем кулаки и ноги охранников. От него остались только рот и рука, говоривший и подписывавшая все, что требовалось. Лишь одно его занимало: уяснить, какого признания от него хотят, и скорее признаться, пока снова не начали изводить. Он признался в убийстве видных деятелей партии, в распространении подрывных брошюр, в присвоении общественных фондов, в продаже военных тайн и всякого рода вредительстве. Он признался, что стал платным шпионом Остазии еще в 1968 году. Признался в том, что он верующий, что он сторонник капитализма, что он извращенец. Признался, что убил жену — хотя она была жива, и следователям это наверняка было известно. Признался, что много лет лично связан с Голдстейном и состоит в подпольной организации, включающей почти всех людей, с которыми он знаком. Легче было во всем признаться и всех припутать. Кроме того, в каком-то смысле это было правдой. Он, правда, был врагом партии, а в глазах партии нет разницы между деянием и мыслью.

 Не воображайте, что вы спасетесь, Уинстон, — даже ценой полной капитуляции. Ни один из сбившихся с пути уцелеть не может. И если даже мы позволим вам дожить до естественной смерти, вы от нас не спасетесь. То, что делается с вами здесь, делается навечно. Знайте это наперед. Мы сомнем вас так, что вы уже никогда не подниметесь. С вами произойдет такое, от чего нельзя оправиться, проживи вы еще хоть тысячу лет. Вы никогда не будете способны на обыкновенное человеческое чувство. Внутри у вас все отомрет. Любовь, дружба, радость жизни, смех, любопытство, храбрость, честность — всего этого у вас уже никогда не будет. Вы станете полым. Мы выдавим из вас все до капли — а потом заполним собой.

— Мы били вас, Уинстон. Мы сломали вас. Вы видели, во что превратилось ваше тело. Ваш ум в таком же состоянии. Не думаю, что в вас осталось много гордости. Вас пинали, пороли, оскорбляли, вы визжали от боли, вы катались по полу в собственной крови и рвоте. Вы скулили о пощаде, вы предали все и вся. Как по-вашему, может ли человек дойти до большего падения, чем вы?

Уинстон перестал плакать, но слезы еще сами собой текли из глаз. Он поднял лицо к О'Брайену.

— Я не предал Джулию, — сказал он.

О'Брайен посмотрел на него задумчиво.

— Да, — сказал он, — да. Совершенно верно. Вы не предали Джулию.

Любой другой сразу возразил бы, что Джулию он предал. Ведь чего только не вытянули из него под пыткой! Он рассказал им все, что о ней знал, — о ее привычках, о ее характере, о ее прошлом; в мельчайших деталях описал все их встречи, все, что он ей говорил и что она ему говорила, их ужины с провизией, купленной на черном рынке, их любовную жизнь, их невнятный заговор против партии — все. Однако в том смысле, в каком он сейчас понимал это слово, он Джулию не предал. Он не перестал ее любить; его чувства к ней остались прежними.

То, что хуже всего на свете, — сказал О'Брайен, — разное для разных людей. Это может быть погребение заживо, смерть на костре, или в воде, или на колу — да сто каких угодно смертей. А иногда это какая-то вполне ничтожная вещь, даже не смертельная.

Он отошел в сторону, и Уинстон разглядел, что стоит на столике. Это была продолговатая клетка с ручкой наверху для переноски. К торцу было приделано что-то вроде фехтовальной маски, вогнутой стороной наружу. Хотя до клетки было метра три или четыре, Уинстон увидел, что она разделена продольной перегородкой и в обоих отделениях — какие-то животные. Это были крысы.

— Для вас, — сказал О'Брайен, — хуже всего на свете — крысы.

Дрожь предчувствия, страх перед неведомым Уинстон ощутил еще в ту секунду, когда разглядел клетку. А сейчас он понял, что означает маска в торце. У него схватило живот.

Маска придвигалась к лицу. Проволока коснулась щеки. И тут… нет, это было не спасение, а только надежда, искра надежды. Поздно, может быть, поздно. Но он вдруг понял, что на свете есть только один человек, на которого он может перевалить свое наказание, — только одним телом он может заслонить себя от крыс. И он исступленно кричал, раз за разом:

— Отдайте им Джулию! Отдайте им Джулию! Не меня! Джулию! Мне все равно, что вы с ней сделаете. Разорвите ей лицо, обгрызите до костей. Не меня! Джулию! Не меня!

Он падал спиной в бездонную глубь, прочь от крыс. Он все еще был пристегнут к креслу, но проваливался сквозь пол, сквозь стены здания, сквозь землю, сквозь океаны, сквозь атмосферу, в космос, в межзвездные бездны — все дальше, прочь, прочь, прочь от крыс.

Иногда, — сказала она, — тебе угрожают чем-то таким… таким, чего ты не можешь перенести, о чем не можешь даже подумать. И тогда ты говоришь: «Не делайте этого со мной, сделайте с кем-нибудь другим, сделайте с таким-то». А потом ты можешь притворяться перед собой, что это была только уловка, что ты сказала это просто так, лишь бы перестали, а на самом деле ты этого не хотела. Неправда. Когда это происходит, желание у тебя именно такое. Ты думаешь, что другого способа спастись нет, ты согласна спастись таким способом. Ты хочешь, чтобы это сделали с другим человеком. И тебе плевать на его мучения. Ты думаешь только о себе.

— А после ты уже по-другому относишься к тому человеку.

Джордж Оруэлл

«1984»

Вот какие события предшествовали 24 марта… Именно так ломали Влада Тамамшева и других ребят.

Итак, 24 марта Максиму Базылеву было предъявлено официальное обвинение, но исключительно на основании очной ставки, и он перешел из подозреваемых в обвиняемые.

Помимо Тамамшева, показания на Базылева дали и другие люди. Было бы смешно, если бы не было так печально то, что многих из них, Адольф никогда не видел, в частности он никогда не видел Рудика, Голубева, Кривца, Ковалеву. Механизм получения таких показаний описан выше. И здесь возможны варианты, когда люди давали показания не искренне, а только чтобы ослабить боль. И это немного меняет суть. Они не предали Макса душой, искренне, по крайней мере их еще не заставляли этого сделать…

Этот же материал делает честь еще одному фигуранту. Лев Молотков не давал никаких показаний, и за это Движение обязано его помнить и поддерживать.

Вина Базылева М.А. в указанных преступлениях подтверждается показаниями обвиняемых Тамамшева В.В., Никифоренко К.В., Юрова С.А., Михайлова Н.Н., Кривца В.А., Рудика JI.B., Апполонова В.А., Голубева С.П. и Ковалевой В.В., протоколами осмотров мест происшествий, протоколами обысков, заключениями экспертов, протоколами допросов потерпевших и свидетелей и другими материалами уголовного дела

ПАТОЛОГИЧЕСКИЕ САДИСТЫ

Не надо строить иллюзий, что Адольф выдержал бы подобное испытание, и не развязал бы свой язык по полной. Не так давно с видео обращением выступил политический труп Румянцев Д.Г. Вместо того, чтобы просто исчезнуть и тихо жить, этот несостоявшийся лидер, отступивший и сдавший всех и все, заявил, будто Максим Базылев и сам дал полный расклад на все интересующие мусоров вопросы. Это не так! По себе других не судят!

Максим действительно давал показания, они имеются в материалах уголовного дела, но эти показания касались общей структуры организации, так сказать, официальная версия, выработанная сообща задолго до этих печальных событий. Доказательством этому является тот факт, что после его ареста и гибели больше ни один соратник не был арестован. Исключение составил лишь Сергей Маршаков, который нигде в показаниях не фигурировал, а попал в поле зрения мусоров исключительно за активную помощь с организацией похорон и поминок Максима.

Итак, с 23 марта Адольф находился в руках тех, кого презирал и всегда высмеивал. Надо ли говорить, что прессовать его начали основательно. Нам удалось установить пофамильно тех, кто занимался его пытками. Стоит ли говорить, что после стольких часов пыток он осознал, что долго такое терпеть не сможет, придется давать реальный, а не общий расклад.

Вот имена и звания тех, кто пытал Макса.

    

24 марта 2009 года им (Остапюком) было дано разрешение на посещение Базылёва М.А. в ИБС ГУВД по г. Москве заместителю начальника 4-го отдела ЦПЭ ГУВД по г. Москве Савченко Сергею Александровичу, старшему оперуполномоченному по ОВД 4-го отдела ЦПЭ ГУВД по г.Москве Никонову Константину Валентиновичу, оперуполномоченному 4-го отдела ЦПЭ ГУВД по г.Москве Пяткову Павлу Алексеевичу, старшему оперуполномоченному по ОВД УФСБ РФ по г.Москве и Московской области Васильеву Дмитрию Валерьевичу, начальнику отделения 19 отдела УУР по ГУВД г.Москвы Гурову Сергею Владимировичу и старшему оперуполномоченному по ОВД 19 отдела УУР по ГУВД г.Москвы Николаеву Евгению Александровичу. 24 марта 2009 года Базылеву М.А. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 282 1; п.п. «ж», «л» ч. 2 ст. 105; п.п. «а», «ж», «л» ч. 2 ст. 105; ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «ж», «л» ч. 2 ст. 105; п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Допрошенный в качестве обвиняемого Базылев М.А. свою вину в инкриминируемых ему деяниях не признал и от дачи показаний по предъявленному обвинению отказался.

Опрошенный в ходе проверки старший оперуполномоченный по ОВД управления ФСБ России по Москве и Московской области Васильев Д.В. показал, что 26 марта 2009 года в период времени с 15 час. 40 мин. до 18 час. 10 мин. (два с половиной часа разговора без протокола – читай пытки) им совместно со старшим оперуполномоченным 4 отдела ЦПЭ ГУВД по г. Москве Пятковым П.А. с разрешения следователя по особо важным делам Остапюка С.В. была проведена беседа с Базылевым М.А., обвиняемому по уголовному делу, расследуемому 1 отделом СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве. В ходе разговора с Базылевым М.А. он и Пятков П.А. задавали вопросы. При проведении опроса ни им, ни Пятковым П.А. на Базылева М.А. не оказывалось ни физического, ни психологического воздействия. Запрещенных предметов Базылеву М.А. ни он, ни Пятков П.А. не передавали. При этом он добавил, что в ходе разговора Базылев М.А. сообщил, что ранее он был судим, и во время нахождения в Бутырском следственном изоляторе пытался покончить жизнь самоубийством, поскольку ему не понравилось, как к нему относились в следственном изоляторе.

Опрошенный в ходе проверки старший оперуполномоченный 4 отдела Центра по противодействию экстремизму ГУВД по г. Москве Пятков П.А. показал, что 23 марта 2009 года он совместно с сотрудниками ЦПЭ ГУВД по г. Москве, Управления ФСБ России по Москве и Московской области, проводил в обыске по месту жительства Базылева М.А. и его задержании. (Именно он обыскивал квартиру Базылева, именно он задерживал Адольфа, именно он пытал Макса!!!) В ходе обыска в квартире Базылева М.А., в том числе, было обнаружено и изъято устройство для изготовления печатей, с записями на иностранном языке. 26 марта 2009 года в период времени с 15 час. 40 мин. до 18 час. 10 мин. он совместно со старшим оперуполномоченным по ОВД Управления ФСБ России по Москве и Московской власти Васильевым Д.В. с разрешения следователя по особо важным делам Остапюка С.В. была проведена беседа с Базылевым М.А., обвиняемым по уголовному делу, расследуемому 1 отделом СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве. В ходе разговора с Базылевым М.А. он и Васильев Д.В. задавали вопросы Базылеву М.А. о структуре организации НСО, методах и формах ведения политической борьбы, распределении ролей в организации, участниках боевых, террористических ячеек организации, адресах сайтов и ников участников НСО, а также о других лицах, причисляющих себя к НСО.

Опрошенный в ходе проверки начальник отделения по линии УУР1 ОРЧ19 отдел ГУВД по г. Москве Гуров С.В. показал, что 26.03.2009 в рамках оперативного сопровождения уголовного дела № 355020, находящегося в производстве следователя по особо важным делам 1 отдела СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве Остапюка С.В. по подозрению Базылева М.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ. он совместно со старшим оперуполномоченным по ОВД 19 отдела ГУВД по г. Москве Сушиным В. Л., на основании разрешения следователя Остапюка С.В., прошел в следственный кабинет № 6 ИВС ГУВД по г. Москве для беседы с подозреваемым Базылевым М.А. При проходе в ИВС ГУВД он и Сушин В.А. согласно действующему порядку сдали мобильные телефоны и табельное оружие дежурному ИВС, иных запрещенных предметов, а также технических средств ни у меня, ни у Сушина В.А. не было. Базылев М.А. конвоирами ИВС ГУВД по г. Москве был сопровожден в следственный кабинет № 6, в котором они находились, примерно в 11 часов. В ходе беседы с Базылевым М.А. он задавал ему несколько вопросов относительно иных членов НСО (Национал-социалистическое общество), относительно местонахождения последних, их круге общения и прочее. Сушин В.А. вопросов Базылеву М.А. не задавал. (значит просто был для физического воздействия). Во время беседы со мной Базылев М.А. вел себя спокойно, охотно общался и шел на контакт. Базылев М.А. в ходе беседы дал пояснения относительно функций членов НСО, рассказал о структуре организации, ее финансировании и о своих функциях в организации. Никаких намерений закончить жизнь самоубийством, или нанести себе повреждений Базылев М.А. в ходе беседы не высказывал. Беседа не протоколировалась и продолжалась примерно 2 часа (за 2 часа пыток из человека опытным садистам возможно вытряхнуть душу наизнанку), закончилась примерно в 13 часов. После окончания беседы Базылев М.А. заявил, что готов сотрудничать со следствием и в последующих беседах также будет сообщать интересующую следствие информацию, которой он располагает. Каких либо предметов, в том числе колюще режущих ни он, ни Сушин В.А. Базылеву М.А. не передавали.

Обратите внимание, что 26-го числа Макс уже говорит своим мучителям, что готов сотрудничать, его ломают очень опытные опера, и именно в этот момент Макс уже понял, как будет действовать дальше…

ШАГ В БЕССМЕРТИЕ

Именно тогда, во время пыток, и оформилась мысль о суициде, как способе сохранить свою Совесть, Свободу и Любовь – вот она – Русская Гордость!

Честь и Кровь всегда идут рядом. Бесчестие всегда смывается только кровью, а Честь сохраняется только Кровью.

Что было дальше – расскажут очевидцы (конвоиры, сокамерник)…

   

27.03.2009 примерно в 02 час. 15 мин. сотрудником постового поста № 4 ИВС ГУВД по г. Москве Лейн М.А. в камере № 330 ИВС ГУВД по г. Москве, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Петровка, д. 38, корп. 8, обнаружен труп Базылева Максима Алексеевича, 17.10.1980 г.р., с двумя ранами с ровными краями на передней правой боковой поверхности шеи, обширной раной в правой локтевой ямке, двумя дополнительными надрезами в области правой локтевой ямки, с тремя косо-поперечными ранами передней поверхности левого предплечья.

Согласно полученным сведениям Базылев М.А. обвиняется по уголовному делу № 355020 в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 282-1, п.п. ж, л ч. 2 ст. 105, п.п. а, ж, л ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п.п. а, ж, л ч. 2 ст. 105, п. ж ч. 2 ст. 105 УК РФ. 23.03.2009 Базылев М.А. задержан в порядке ст.ст. 91-92 УПК РФ следователем по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве по подозрению в совершении вышеуказанных преступлений. 25.03.2009 Замоскворецким районным судом г. Москвы в отношении Базылева М.А. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 25.03.2009 первым заместителем начальника ГУВД по г. Москве Ивановым А.К. разрешено продление срока содержания в ИВС ГУВД по г. Москве обвиняемого Базылева М.А. (Обвиняемого обязаны были перевести из ИВС в СИЗО, значит там мусорам было сподручнее ломать Адольфа)

Из протоколов осмотра места происшествия от 27.03.2009 следует, что объектом осмотра является камера № 330 ИВС ГУВД по г. Москве, расположенная на 3 этаже здания. Вход в камеру возможен только через дверь. На момент осмотра дверь в камеру закрыта. При открытии двери в камере обнаружено: слева от входа санузел, далее с правой стороны располагается стол. С левой стороны за умывальником располагается металлическая кровать, но которой находится труп Базылева М.А. Труп лежит вниз лицом, головой в сторону двери. Матрац и простыни обильно пропитаны кровью. На полу под кроватью имеется лужа крови. На стенах у кровати имеются следы брызг крови. Под трупом, в луже крови обнаружено лезвие от скальпеля, тупой конец которого перемотан туалетной бумагой. Кожные покровы трупа резко бледные, на ощупь теплые. Трупные пятна не различимы, трупное окоченение слабо выражено в жевательных мышцах, и не определяется в остальных группах мышц. При ударе (металлическим стержнем имеется выраженная идиомускулярная опухоль. температура тела +37°С, при температуре тела +19°С. На передней поверхности шеи с права имеются 2 раны щелевидной формы. Также имеются раны в правой локтевой яме и на передней поверхности левого предплечья.

Смерть произошла примерно в период с 02 часов 00 минут до 02 часов 08 минут. Пост № 4 представляет собой третий этаж, где находилась камера № 330. Всего на этаже в камерах содержалось 29 человек. Всего на этаже находится не менее 15 камер. 26.03.2009 на разводе заместитель начальника ИВС сообщила всем сотрудникам о том, что камера № 330 находится на особом контроле, т.к. в ней содержится Базылев М.А., который является лидером одной из группировок скинхедов по кличке «Адольф», что он склонен к нападениям на сотрудников милиции, к членовредительству. В период с 24 часов до 02 часов она подходила к камере не менее 15-20 раз. Последний раз перед окончанием времени несения службы на этом посту она проходила не позднее 01 часа 45 минут. Ничего подозрительного камере в номер 330 она не заметила. Примерно с 24 часов до 01 час 30 минут она видела, как Базылев беседовал с сокамерником. Она слышала их разговор. Тон беседы был спокойный. В этот период времени она видела лицо Базылева и сокамерника. Ничего подозрительного не заметила. Последний раз перед сдачей поста, примерно в 01 час 45 минут она видела, как сокамерник лежал на своей кровати спиной ко входу лицом к окну, и ворочался, Базылев лежал на животе, головой ко входу, чуть на левом боку. Он был накрыт одеялом. Правая рука лежала поверх одеяла. Никакой крови она не видела. На полу крови она также не видела. С Базылевым она лично ни разу не общалась, из камеры ни разу его не выводила. В период с 14.03.2009 по 24.03.2009 он находилась в отпуске. 26.03.2009 был первым рабочим днем.

Сокамерник охарактеризовал Базылева М.А. как скрытного человека, но сильного духом и добивающегося своей цели. 26.03.2009 Базылев М.А. во второй половине дня был подавлен и расстроен, т.к. сотрудники милиции предоставили ему доказательства его вины, и как сказал Базылев М.А., то ему некуда деваться. Вечером он лег спать около 24 часов, а Базылев лег спать позднее. В какой то момент он проснулся и услышал хрипы, также он услышал, что конвоир у двери крикнула ему, что бы он посмотрел, что с Базылевым. Подойдя поближе он увидел, что Базылев М.А. лежит в крови на кровати. На шеи Базылева М.А. и на руках он увидел порезы. Из порезов на шее шел фонтан крови, через 5-10 минут под кроватью образовалась лужа крови. После этого его перевели в другую камеру. При этом он добавил, что он Базылева М.А. не убивал. Где Базылев М.А. хранил скальпель, он не знает.

ЭПИЛОГ

Три человека попали в застенки.

Лев Молотков прошел через неописуемые пытки. От дачи показаний отказался, подельников не сдал. По материалам уголовного дела проходил лидером. Не давал показаний на тех, кто остался на воле, в частности на Базылева Максима. Получил пожизненное лишение свободы. Для Движения это преданный и идейный соратник, заслуживающий почтения и уважения.

Лев Молотков

Влад Тамамшев самоотверженно действовал на воле. Оказал активное сопротивление при задержании, но в застенках был сломлен морально и физически. Отступил от своих идеалов. На судебном процессе вел несвязную речь, имитируя сумасшествие. Благодаря его показаниям было проведено задержание и очная ставка с Максимом Базылевым, где он настойчиво утверждал, что его заставлял совершать убийства под страхом смерти Максим «Адольф» Базылев. После такого поступка никак не пытался исправить ситуацию, виновным в смерти Макса себя не считает, жизнь самоубийством после этого даже не пытался покончить. Для Движения этот человек должен быть стерт из памяти.

Максим «Адольф» Базылев всю свою жизнь посвятил Русской Революции. Себя не предал, не продал других, ни разу в жизни не отступил от идей своих. В тяжелейших условиях нашел в себе мужество сохранить Честь столь высокой ценой – самоубийством.

Забвение Владу Тамамшеву!

Слава и поддержка Льву Молоткову!

Слава! Слава! Слава! Максиму Базылеву слава!

Прим. В начале статьи - последнее фото Максима Базылева в застенках Петровки. Заметны следы пыток.

Комментарии

слава героям

 Откуда информация?? У меня информация, что он (по крайней мере долгое время) не словался и достойно вел себя в застенках.

Ну тут вы уж запизделись,глубоко мной презираемые интернет-воины.Влад Тамамшев сделал столько что вы со своим беспонтовым бряцаньем по клаве ему в подмётки не годитесь.Скажите как вы можете судить того на чьём месте вы не были.100% уверенности что вам достаточно будет суток в ивс и пары подзатыльников для того чтобы сдать своих поделов по интернет войне.Влад же прошёл через то что вам задротам даже и не приснится и вы после этого даёте ему свою гнусную никому не нужную характеристику,находясь дома за монитором,в то время как он находится в хате для пжшников,и уже скоро будет этапирован на лагерь особого режима.Отвлекитесь от порнухи и возьмите УКРФ,прочтите в нём о лагерях особого режима.Поверьте мне это ужасы пострашнее Стивена Кинга.Про то что у вас не хватит душка совершить суицид я говорить не буду,себя то вы не обманете.Так что не надо позволять себе лишнего по отношению к людям,тем более попавшим в плен,и однозначно в стократ более достойными чем вы

Да нет, судя по тексту автор явно не понаслышке занет всех фигурантов и саму суть дела. Оправдывая предателей вы сами готовы к предательству. А если оправдываете того, кто на очной ставке клеветал на Базылева, значит либо сами сдали своих товарищей, либо изначально не представляете что такое честь.
Есть немало узников, которые не сдали товарищей или все взяли на себя, но друзей не предали. Вот  настоящие герои. Тамамшев не струсил, он просто предал друга, товарища. Он сломался. Почему-то Базылев никого не сдал, так почему героем должен считаться тот, кто предал героя? Бред! Тамамшев сдал и оговорил человека с воли. Охуенно получается! Сидит человек в тюрьме, сдает людей, которых закрывают на воле, и он еще герой? Да похую что он делал раньше! Из-за него погиб человек, значит он предатель. Все очевидно, не знаю, где ваша логика.

Смешно когда интернет пиздобол незнающий ничего и никого, обвиняет других в интернет пиздобольтсве
Ха-ха-ха!

если его не убили то самоубийство недопустимо в любом случае! это неправославно!

а кого ебёт твоё православие? статья ублюдочная.

Отправить комментарий

CAPTCHA
Защита от спама
  _  _     _   _  __ __   __          _   _ 
| || | | | | |/ / \ \ / / _ _ | \ | |
| || |_ | | | ' / \ V / | | | | | \| |
|__ _| | | | . \ | | | |_| | | |\ |
|_| |_| |_|\_\ |_| \__,_| |_| \_|
Введите код, изображенный в стиле ASCII-арт.