Глеб Самойлов

  Самойлов Глеб Владимирович (07.05.1978 - 05.08.2000), Минск

5 августа 2000 года около 8 часов утра, в подъезде собственного дома, трёмя ударами ножа в сердце был убит 22-летний руководитель Белорусского Регионального Отделения "Русское Национальное Единство" Глеб Владимирович Самойлов. Так трагически оборвалась жизнь одного из самых лучших и перспективных лидеров Русских националистов.

Глеб пришёл в политику в 16 лет, пришёл твёрдо, уверенно, по-настоящему.

Глеб принимал участие в работе РНЕ Белоруссии с самого основания в 1994 году. Первым руководителем местного РНЕ был тогда Андрей Валиуллин, который не смог в полной мере развить организацию и наладить качественную работу. С приходом Глеба в руководство организации, результаты работы стали значительно лучше и качественнее,- многие соратники сегодня признают, что у Глеба был организаторский талант. Ячейки РНЕ, по словам самого Глеба, действовали тогда в 11 городах Белоруссии: Минске, Витебске, Гродно, Кобрино, Бресте, Лиде и других городах и районах. Постоянно осуществлялись выезды с агитационными и пропагандистскими акциями по разным городам, при непосредственном участии самого Глеба. Он жил организацией. РНЕ было всем для него. Поэтому ему пришлось прервать учёбу в институте, чтобы полностью себя посвятить делам организации и борьбе.

Группы крепких, подтянутых Русских парней в чёрной военизированной форме действовали на местное население отрезвляюще. Часто подобные выезды заканчивались задержанием и доставлением в отдел милиции для выяснения и разбирательств, таким образом, местные органы пытались как-то давить на Русских националистов, но даже и там Глеб и соратники вели пропагандистскую работу, объясняли милиционерам и их начальству о целях и задачах РНЕ, о необходимости объединения трёх братских народов: белороссов, малороссов и великороссов, и установления Русского государства с Русским Порядком. Помимо работы по Белоруссии, Глеб курировал работу прилегающей Смоленской области соседней России, даже туда осуществлялись неоднократные организованные выезды с целью налаживания работы и создания ячеек, он горел идеей, он не мог без борьбы...

При самом непосредственном участии Глеба 17 ноября 1995 года был создан Минский городской клуб "Коловрат", где занималась и тренировалась не только молодёжь, но и соратники Белорусского РНЕ. Члены клуба совместно с сотрудниками Первомайского ОВД по договорённости совершали патрулирование улиц в вечернее время, естественно, в "партийной" форме с символикой на рукаве и атрибутикой. Идеи РНЕ и национализма находили понимание и поддержку в рядах работников белорусского МВД и среди представителей иных силовых структур. Работали соратники и в белорусских вооружённых силах, как например в военном городке в Уручье, в части спецназа в Марьиной Горке. Находясь, по сути, на нелегальном положении, Глеб, тем не менее не оставлял надежд получить регистрацию в Минюсте, для чего были поданы соответствующие документы, но правящий режим боялся "рнешников" и под любыми, зачастую, маразматическими предлогами, старался отказать в регистрации Русских националистов.

Не удовольствовавшись предлогами, власти решили действовать путём провокаций и давления на участников РНЕ и их командира. Призывы к насильственным действиям в отношении участников Белорусского РНЕ и их лидера звучали не только в демократических СМИ, но также поступали прямые угрозы в адрес соратников и лиц, разделявших взгляды РНЕ.

Например, на протяжении всего одного дня, 8 февраля было задержано 14 участников белорусского РНЕ, во всех случаях это было "до выяснения личности". Активно в провокациях использовлась так называемая "демократическая оппозиция", драки с которой случались очень часто. Для достойного отпора и защиты мероприятий от провокаций и налётов, необходимо было быть постоянно готовыми и тренированными - именно поэтому тренировки бойцов РНЕ стали неотъемлемой частью и им уделялось особое место. Существовали базы для разносторонней подготовки членов РНЕ, как например, база в Уручье, учебный лагерь в Витебске.

Глеб постоянно находился на передовой: занимался организационной работой, осуществлял выезды по городам и организациям, решал проблемы с задержанием соратников, встречался с представителями местной прессы, освещавшими деятельность Русских националистов, стараясь донести идею Русского Национального Единства, через ответы на вопросы, так, например, журналист одной белорусской газеты спросил у Глеба:

"- Что РНЕ подразумевает говоря о "русском порядке". Чем он отличается, например, от порядка в любой другой стране? Есть ли аналоги с пресловутым "немецким порядком"?

- Тот порядок, который сейчас царит в Белоруссии и России, есть не что иное, как порядок американского типа, с их прогнившими человеческими ценностями и нравами. Мы противопоставляем Западу порядок, основанный на духовности общества и единстве идеологии при вторичности такого понятия, как материальные блага..."

Знавшие его соратники, говорили, что это был очень сильный духом человек, добрый, где-то даже мягкий в общении Глеб, производил первоначальное впечатление слабого и легко подминаемого человека, но при попытке как-то надавить или навязать ему своё мнение, сразу ощущалась внутренняя мощь и непоколебимость этого борца. Он привлекал всех своей уверенностью идти до конца и своей несгибаемостью Русского характера, в то же время, это был душевный и спокойный человек, одним словом, витязь с душой романтика, что и притягивало людей к нему. Но самое главное, что было в Глебе - Вера в Бога, вера в борьбу, вера в идею, и готовность умереть за это, что он и доказал в тот роковой для него день.

Приблизительно около 8 часов утра в квартиру, где проживал Глеб с женой и родившейся месяц назад дочерью, позвонили неизвестные. После короткого эмоционального разговора Глеб вышел на улицу, через несколько минут на лестничной площадке раздались крики, вызванная милиция обнаружила Глеба уже мёртвым. Версий было несколько, но ясно было одно, что причиной убийства молодого лидера националистов стала политическая деятельность. В свои 22 года Глеб стал очень весомой фигурой, возглавлявшей силу, способную влиять на местную политику, и готовую в скором времени взять власть в свои руки, и, видимо, фигурой слишком весомой. Именно поэтому в день похорон на траурное мероприятие были стянуты значительные силы столичной милиции и спецслужб, велась оперативная съёмка несколькими камерами, присутствовали люди в штатском. Конкретное колличество сотрудников органов назвать сложно, но количество мелькавших полковничьих и подполковничьих погон говорило о многом. Власти боялись не просто безпорядков, но и того, что траурная процессия могла превратиться в политическую акцию, именно поэтому всем прибывшим на прощание с командиром соратникам было настоятельно предложено снять нарукавные шевроны и значки.

Сегодня можно безконечно гадать и строить версии, что послужило причиной убийства Глеба Самойлова, исходя из т.н. "официальных версий следствия": связи с криминалитетом, убийство совершенное представителями белорусских националистических группировок и организаций, с которыми РНЕ в лице Глеба находилось во враждебных отношениях, или же убийство со стороны Баркашева, в отношении которого Глеб нелестно высказывался в последнее время, поскольку был недоволен бездействием центрального руководства РНЕ и поведением "вождя", не соответствующим званию соратника РНЕ. Ясно одно: Глеба не вернуть, и его потеря послужила огромной болью и ударом для нашей организации, и для националистического движения, вцелом. Именно поэтому, после убийства Глеба, Белорусская организация РНЕ практически перестала существовать - не было той искры, того огня, что давал своим участием Глеб... не было стержня, на котором бы держалась вся конструкция.

Мы можем сколько угодно гадать мотивы убийства и осуждать тех, кто это сделал, но так и не сделаем ничего, что приблизит нас к Победе, за которую боролся и погиб Глеб. Мы должны следовать нашей клятве на его могиле - найти и покарать убийц, мы должны не только словами и мыслями, но и делами доказывать верность борьбе и выбранного нами пути, чтить память о нём... чтобы факел борьбы, поднятый Глебом не погас, а разлетелся миллионами искр по Русской земле, зажигая огонь в Русских душах, умах и сердцах, чтобы произнесённое на могиле в день похорон Глеба троекратное "Слава России!" прокатилось раскатами грома приближающегося Русского Национального Единства!

Каждый год, 5 августа мы поминаем нашего соратника – Глеба Самойлова в молитвах, зажигая свечку, вспоминая его. Спи спокойно, соратник! Твоё дело живёт! Борьба продолжается! Царствия тебе Небеснаго! И напоследок, мы закончим словами из листовки, которую сделал Глеб: «Русские танки будут в Минске!» СЛАВА РОССИИ!

Чёрный Палеонтолог, Кочевник, Добрыня.