Активистка Мемориала об узниках Болотной в СИЗО № 5

Пятый изолятор находится особенно от меня далеко, на Водном Стадионе. Спасибо неравнодушной Юле Дроговой, которая отвезла туда ОНК. Пятый изолятор специализируется на несовершеннолетних. Несовершеннолетние сидят там годами, пока расследуется их уголовное дело о групповом убийстве, например. Еще зимой была школа, но к весне как-то сошла на нет. Какие-то проблемы с Минобразования. В пятом изоляторе есть женский хозотряд, из осужденных из шестого. 15 человек. Лучшие, со сроком до пяти лет. В основном — мошенничество. Все пойдут на УДО.

Расконвоированные, убирают в помещениях. Девочкам из шестого есть, куда стремиться В пятом изоляторе десять человек сидят в карцере. На вопросы, за что туда попали, отвечают, что уже забыли. То ли у них такая корпоративная этика, то ли, как предположил сопровождающий нас сотрудник, столько нарушений, что не помнят, за какое конкретно. Отказывались от дежурства. Не предоставляли матрас к осмотру. Отчего не предоставляли к осмотру? А от обиды за то, что к стоматологу не отвели. А стоматолог в отпуске, да и не хочет никакой стоматолог работать в СИЗО за зарплату в 20 тысяч. Сложные отношения. Результат — карцер. Душный, как баня. С неоткрывающимися окнами. Хоть кто-то из воров там не грустит — будет в авторитете.

В пятом изоляторе мне понравились сопровождавшие нас сотрудники. Достаточно доброжелательны, не бросаются на заключенных. Хоть всё равно это: твои права нарушили? А ты что — юрист, знать, что твои права нарушены? Зачем сор из избы выносишь? Именно сейчас надо жаловаться, когда комиссия пришла?..

В пятом изоляторе в жару сидят шестеро узников Болотной, «политических», задержанных за «массовые беспорядки» на митинге 6-го мая. Выбравшись из карцера и посетив несовершеннолетних, идем на встречу с ними.

Степан Зимин. Камера на 8 человек, есть холодильник, телевизор, вентилятор, который, впрочем, мало что вентилирует. Из дополнительных услуг можно принять платный душ за 80 рублей или час потренироваться в спортзале за 250. Адвокат к Степану приходил три раза, следователь приходил один раз. Но ни следователь, ни адвокат о перспективах дела не знают. Деньги на счету у Зимина есть, передачи получает. Сокамерники говорят, что гордятся сидеть с политическим, уже, говорят, скоро всей камерой примем это… ислам. Да нет, не ислам — анархизм, вот, что примем! Степан на голову выше всех сокамерников, но держится скромно. Один гордо говорит: книжки читаем. Вон, у нас даже Солженицын есть!

Рихард Соболев. 9 человек на 9 мест в камере, телевизор, холодильник, вентилятор. Душно. Баня зато здесь, говорят сокамерники, хорошая, с Бутыркой не сравнить. У Рихарда было свидание с мамой. Адвокат приходил раза три, да и следователь столько же. Ознакомил с заявлениями потерпевших. Вину Соболев не признает, показаний не дает по 51-й статье. Передает всем на волю, чтоб боролись до последнего. И спасибо, что поддерживают.

Федор Бахов. Встречаемся в прогулочном дворике, под крышей здания. Говорит, телевизор и холодильник в камере есть. Жалуется на зубную боль, писал заявление на вызов к стоматологу. Ночью боль обостряется, просит обезболевающее. Сопровождающие нас офицеры обещают решить вопрос. Говорит, что на лицевой счет должно было поступить 3 тысячи рублей, но проверить это никак не получается. Этот вопрос тоже обещают помочь решить. Подозревает, что наложили запрет на его общение с внешним миром: ни одно письмо от него и до него не дошло. Еще просить выписать для него газеты: МК, Новую и Спортэкспресс. Ходит в спортзал. Пока — в долг. На волю просит передать благодарность за поддержку и что в СИЗО его не обижают.

Денис Луцкевич. Все жалуются, что в камере очень душно, нечем дышать. Или можно хотя бы помыть стекла… Адвокат был трижды, следователь вообще не приходил. Свиданий не было, не знает, разрешены они ему, или нет. Держится хорошо, улыбается, шутит. Письма получает и отправляет. На волю передает большой привет и благодарность за поддержку. Вину не признает.

Владимир Акименков. Телевизор, холодильник, вентилятор в камере. Адвокат приходил. Следователь ознакомил с протоколом о назначении судмедэкспертизы 37 пострадавшим сотрудникам полиции. Показаний не дает по 51-й статье. Передачи получает от товарищей, с мамой сложные отношения, она не в восторге от политической деятельности сына и не торопится на свидания. Передает на волю, что борьба продолжается, просит помогать всем политзаключенным, вне зависимости от их политических пристрастий. Просит продолжать бороться за гуманизацию и соблюдение прав заключенных.

Ярослав Белоусов. 7 человек в камере на 10 мест. Очень душно. Свиданий не было. Адвокат приходил дважды. Следователь — один раз на очную ставку с потерпевшим. «Откуда они вытащили его, полутрезвого…» Ну, такое, по крайней мере, впечатление сложилось. Получил две передачи. На волю передает, что всё будет отлично, Россия будет свободной, пишет may-antiwar.livejournal.com.

Как уже сообщалось, было собрано 40 тысяч рублей на оплату адвоката арестованному националисту Рихарду Соболеву. Позже появилась информация, что сейчас вернулся из-за границы постоянный адвокат Рихарда Максим Коротков-Гуляев (который добился его оправдания по делу «Белых волков»), вступил в дело и стал его адвокатом в этом процессе. Средства Короткову-Гуляеву не требуются, у него с Рихардом и его семьей постоянные договоренности. Т.о., 40 тысяч освободились, и они будут использоваться для помощи политзаключенным — тем из них, кому в данный момент это будет необходимо.

Однако 10 июля Наталья Холмогорова сообщила, что «позвонила мне мама Рихарда Соболева, сказала, что деньги, собранные на Рихарда, ему понадобятся все равно — на передачи, оплату спортзала и т.д. В принципе, это правильно, все-таки собирали именно для него. Договорились, что 20 тысяч я ей передам сейчас, а вторые 20 оставим на период отсидки, если не удастся ее избежать.

Еще мама Рихарда рассказала с его слов (она была у него на свидании), что его поначалу пытались пугать, обещая, что посадят в «черную» камеру — т.е. к кавказцам, которые националиста, понятное дело, встретят неласково. Но Рихард смело ответил: «Дело у меня политическое, за моей судьбой следят правозащитники и общественность, и если со мной что-нибудь случится — вот увидите, что будет!» После этого от него отстали».

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Защита от спама
  _  __   __              _    __   __ __  __
| | \ \ / / _ __ ___ | |_ \ \ / / \ \/ /
| | \ V / | '_ ` _ \ | __| \ V / \ /
| | | | | | | | | | | |_ | | / \
|_| |_| |_| |_| |_| \__| |_| /_/\_\
Введите код, изображенный в стиле ASCII-арт.